tiina (tiina) wrote,
tiina
tiina

Элиас Лённрот.

ГЛАВНОЕ ДЕЛО жизни Леннрота - конечно, "Калевала".

Всем известно имя Элиаса Леннрота (1802-1884) как создателя финского национального эпоса «Калевала». Но, наверное, мало кто знает о других заслугах этого удивительного человека и о его трудном, поистине подвижническом жизненном пути.

В Финляндии Леннрота называют «вторым отцом финского языка» после Микаэля Агриколы : он был истинным реформатором языка, составителем словарей, не потерявших своей актуальности и сегодня. Он стал одним из первых ученых, которые в равной степени могли использовать в устной и письменной речи как финский, так и шведский язык.

Около сорока лет Леннрот занимался журналистской практикой: свои публикации и переводы просветительского характера он адресовал финноязычному крестьянству, а научные и полемические статьи — шведоязычной интеллигенции, для которой переводил также образцы народной поэзии.




Леннрот был также врачом, написал целый ряд книг медицинского и просветительского характера. При этом он был врачом практикующим, с 1833 по 1854 годы работал окружным врачом г. Каяни, активно участвовал и даже руководил борьбой с разгоревшимися в 1830-е годы эпидемиями холеры, дизентерии и тифа. Леннрот сам заразился тифом и едва выжил. За свои заслуги врача он был награжден бриллиантовым перстнем от царского имени. Э. Леннрот ввел в медицинскую практику множество полезных нововведений, издал необычайно популярную книгу „Домашний доктор финского крестьянина“ (1839), составил первый ботанический справочник Финляндии „Флора Фенника“ (1860).

„Заслуга Элиаса Леннрота заключается в том, что он укрепил национальное самосознание и национальную культуру, его авторитет был выше языковых и партийных распрей“, – пишет финский исследователь Райа Маямаа в сборнике биографий „Сто замечательных финнов“.

Филология и медицина – им он посвятил всю свою жизнь. С самого детства Леннрот много и упорно трудился. Он обладал какой-то удивительной тягой к учению, к знаниям, несмотря, скорее, вопреки тем тяжелым жизненным условиям, в которых родился и жил.

Элиас Лённрот родился в местечке Самматти на юго-западе Финляндии в большой семье сельского портного. Он был четвертым ребенком в семье, пошел в школу только в двенадцать лет, хотя самостоятельно научился читать уже в шесть, причем учился с перерывами, вызванными необходимостью добывать средства к существованию. Мальчику пришлось с детства портняжничать и даже ходить по деревням с песнями, чтобы заработать на еду и обучение.

Ему едва удалось закончить пять классов, для чего было необходимо овладеть шведским языком, что он и сделал практически самостоятельно. Леннрот обладал прекрасной памятью и усидчивостью: он также самостоятельно освоил латынь и работал некоторое время помощником аптекаря. Он смог получить аттестат зрелости, дающий возможность поступления в университет.

В 1822 году, в один год с Й.Л. Рунебергом и Й.В. Снельманом, также сыгравшими в дальнейшем большую роль в развитии культуры Финляднии, Элиас Лённрот был зачислен в единственный в то время университет города Або.

Он успешно закончил философский факультет, но стать профессиональным филологом, специализирующимся на финском языке, фольклоре и литературе, было невозможно. Просто не существовало подобной кафедры. Поэтому, став кандидатом философии, Леннрот поступил на медицинский факультет, решив освоить профессию врача. Врачом он работал большую часть своей жизни, а в отпусках (разных по продолжительности) Леннрот совершал свои научные поездки, объездил всю Финляндию и Карелию, собирая и записывая финские и карельские народные песни – руны. С самого начала он поставил перед собой определенную цель – соединить разрозненные руны в законченное целостное произведение, хотя Леннрот и не представлял себе сначала, каким оно должно быть.

Разумеется, Леннрот не был первым финским собирателем народной поэзии. Им можно считать известного ученого, историка и этнографа, основателя фольклористики Хенрика Габриэля Портана (Henrik Gabriel Porthan, 1739-1804). Сама идея объединения песен также не принадлежала Леннроту. Она также была высказана в конце XVII в. Портаном, который говорил, что «все народные песни выходят из единого источника (и по главному содержанию, и по основным мыслям они между собой согласуются) и что, сравнивая их друг с другом, можно возвращать их к более цельной и подходящей форме». Позднее, в начале XIX в., об этом говорили и другие исследователи. Тем более актуальным стал проект создания величественной национальной эпопеи, подобной творению Гомера, после завершения эпохи шведского владычества в Финляндии и присоединения ее к Российской Империи на правах Автономного Княжества в 1809 г., по окончании русско-шведской войны.

Однако именно Элиас Леннрот смог осуществить эту идею, благодаря чему, наследие финской нации стало частью мировой литературы и культуры. «Калевала» стала вечной поэмой Леннрота, он работал над ней более двадцати лет. Первым шагом стала магистерская диссертация Леннрота, написанная им в 1827 г. под руководством преподавателя истории абосского университета Р. фон Беккера и названная им «Вяйнямейнен – божество древних финнов». Как известно, Вяйнямейнен станет потом ключевой фигурой «Калевалы» Леннрота. Это культурный герой, демиург, участник первосоздания всех вещей в мифические времена. Мудрый старец Вяйнямейнен, сказания о котором представляют наиболее архаический пласт карело-финского эпоса, создает мир из расколовшегося яйца птицы, впервые добывает огонь и железо, делает первую лодку, рыболовные сети и первый музыкальный инструмент — кантеле.

После пожара в Або в сентябре 1827 г., уничтожившего практически целиком здание университета, все его архивы и в том числе вторую часть диссертации Леннрота, он собирался продолжить учебу в новом здании университета в Гельсингфорсе на медицинском факультете. Но Леннрот не оставлял своих занятий фольклором и предпринял первую длительную поездку, с 29 апреля по 4 сентября 1828 г., по финской Карелии и губернии Саво. Результатом ее стал путевой дневник „Странник“ (написанный по-шведски), в котором автор подробно описывал свое путешествие, обычаи финнов, свадебные обряды, встречи с рунопевцами. А также записанные Леннротом несколько тысяч строк народной поэзии, вошедшие в сборник «Кантеле».

Вторая экспедиция Леннрота (28 мая – 6 августа 1831 г.) была неудачной. Он намеревался дойти до российской Карелии, но сначала заболел, а затем, будучи недалеко от финской границы, был отозван в Хельсинки для борьбы с эпидемией холеры. Вообще, экспедиции Леннрота требовали необыкновенного мужества и самоотдачи, они были довольно продолжительны (от одного до четырех месяцев, а последние – даже около года), он ездил в одиночестве, поначалу безо всякой финансовой поддержки и жил в самых непритязательных условиях. Очень подробно все поездки Леннрота, особенно по российской Карелии, описаны в книге известного отечественного исследователя Э.Г.Карху «Элиас Леннрот. Жизнь и творчество». («Карелия», 1996).

Основанное в 1931 г. Финское литературное общество (Suomalainen Kirjalliisuuden Seura) стало активно поддерживать собирательскую и издательскую деятельность Леннрота. За пятнадцать лет своих экспедиций он прошел пешком и на лыжах, или же проплыл на гребной лодке путь, соответствующий расстоянию от Хельсинки до Южного полюса. В экспедициях его подстерегали голод, лишения, паразиты, бессонные ночи. Но неодолимое стремление к знаниям, к тому, чтобы сделать все возможное для развития фольклористики и лингвистики, помогало ученому год за годом продолжать свою работу. «Практицизм, отличное чувство юмора и способность приспосабливаться помогли ему преодолеть все сложности экспедиционных будней. Дисциплинированность и четкий ритм работы помогли воплотить мечты в реальность».

Особенно удачными были для Леннрота третье (13 июля-17 сентября 1832 г.) и четвертое (9-28 сентября 1833 г.) путешествия по российской Северной Карелии. Было записано много песен с сюжетами, ставшими ключевыми в будущем эпосе: это сюжет о рождении мира из яйца, об изготовлении сампо и кантеле, состязании Вяйнемейнена с Илмариненом и многие другие.

Причем все это происходило в тяжелейшее время - в перерыве между третьей и четвертой экспедициями (с осени 1832 г. по весну 1833 г.) Леннрот боролся со страшными эпидемиями тифа и дизентерии на севере Финляндии, главным образом в волости Кайнуу. Положение усугублялось массовым голодом, отсутствием элементарных норм. В феврале 1833 г. опасно заболел тифом и сам Леннрот. Болезнь протекала очень в тяжелой форме, пошли даже слухи о его смерти. «В связи с этим Леннрот потом писал со свойственным ему чувством юмора: «Если верить финской народной поговорке, что о хворях богатого говорят, а о смерти бедного и не вспоминают, то я, выходит, должен быть по меньшей мере миллионером».

На материале собранных песен Леннрот создал первый вариант поэмы, названный им „Сборник рун о Вяйнямёйнене“, впоследствии его стали называть „Пра-Калевалой“ или «Перво-Калевалой» (1833). Леннрот передал поэму в «Общество финской литературы», а сам отправился в пятую экспедицию. Поэма была прочитана и рекомендована к печати. Однако ученый собрал такой богатый материал во время своего восемнадцатидневного путешествия по Беломорской Карелии (в апреле 1834 г.), что был вынужден задержать публикацию. Леннрот встретился в деревне Латваярви со знаменитым карельским рунопевцем Архиппой Перттуненом, от которого записал около 4000 поэтических строк, а также с другими рунопевцами.

Первая редакция Калевалы, или так называемая «Старая Калевала» вышла в свет в 1835 году под названием «Калевала, или старые руны Карелии о древних временах финского народа». Она состояла из 32 рун, вышла тиражом 500 экземпляров и была скромно подписана инициалами E.L. Дата, поставленная Леннротом под предисловием – 28 февраля – стала позднее (и по сей день остается) Днем Калевалы или Днем финской культуры.

Поэма вызвала большой интерес, как в Финляндии, так и за ее пределами. Увлечение народной поэзией и фольклором было, как известно, характерно для эпохи романтизма, расцвет которой в большинстве европейских стран пришелся именно на 1830-е-50-е годы. Кроме того, успех книги стимулировал волну интереса к жизни карельского народа, в которой, как думали финские ученые и писатели, еще сохранялись элементы быта и общественных отношений, которые казались романтикам идеальными. Так началась волна так называемого «корелианизма», карельские деревни и села стали местом паломничества писателей, художников, композиторов, этнографов и фольклористов. Это привело к накоплению новых рун и других произведений фольклора.

Первые небольшие переводы из «Калевалы» на русский язык были выполнены русским ученым, языковедом Я.К.Гротом («Современник», 1840). Грот узнал об эпосе Леннрота из письма финского поэта Й.Л.Рунеберга, с которым познакомился в Финляндии в конце 1830-х годов и вел многие годы дружескую переписку. Грот прекрасно владел английским, немецким, шведским языками, выучил также и финский, на котором переписывался позднее с Э.Леннротом. В 1840 г. Грот был назначен профессором кафедры русского языка и словесности в Гельсингфорсском университете. Он познакомил русских читателей, главным образом через журнал "Современник", с творчеством многих финляндских и скандинавских авторов.

Издав «Калевалу», Леннрот не оставляет своей собирательской деятельности. В последующие девять лет он побывал в шести экспедициях - на Северной Двине, в Архангельске, в Петербургской губернии, в финляндской и российской Карелии, Эстонии. Ученый всюду возил с собой издание «Калевалы», поместив между страницами чистые листы, на которые записывал добавления к песням и новые песни. Он собрал обширный материал и последующие пять лет работал над созданием нового, расширенного текста эпоса.
Кроме того, Леннрот продолжал заниматься врачебной практикой, издательской деятельностью (журнал «Мехиляйнен»), работал над созданием словарей (финско-шведского, русско-финско-шведского). В эти годы он также публикует сборник «Пословицы финского народа» (1842), три книги сборника «Кантеле» (1841), участвовал в написании «Истории Финляндии» (1839) и «Истории России» (1840).

В 1847 году Леннрот приступил к написанию окончательной версии «Калевалы». Леннрот стремился соединить все собранные и записанные им народные песни в единый цикл, руководствуясь прежде всего предполагаемым хронологическим порядком зарождения рун и стремлением достичь композиционной логики повествования. Однако ученый следовал своему художественному вкусу, соединяя куски, записанные от разных рунопевцев, и, главное, добавляя многочисленные строфы собственного сочинения.
Второе издание, так называемая «Новая Калевала» вышло в 1849 г., т.е. спустя четырнадцать лет после выхода первой версии, и состояла уже из 50 рун и 22.795 поэтических строф. Именно эта версия и стала канонической, закрепив за Элиасом Леннротом славу создателя национального эпоса. Автор обретает ту творческую свободу, в праве на которую он многие годы сомневался. Она позволила ему соединить весь собранный материал в единое органичное произведение, в центре которого находился придуманный самим Леннротом конфликт двух миров – Калевалы и Похьелы. Леннрот часто обращался к Гомеру - «Илиада» и «Одиссея» были для него вдохновляющими примерами литературной работы над героическими песнями, бытовавшими ранее только в устной традиции.

В предисловии к последнему изданию «Калевалы» Леннрот написал: «Наконец, поскольку никто из рунопевцев не может сравниться со мной по количеству собранных рун, я посчитал, что у меня есть право… выстроить руны в наиболее удобном для их сочетания порядке. Говоря словами руны: стань и сам ты рунопевцем, песнь свою начни с начала. Иными словами, я посчитал себя рунопевцем не худшим, чем они сами себя считали».

При таком подходе и сами народные сюжеты, и образы персонажей видоизменились. И в открывающей эпос картине сотворения мира, и в образах главных героев – мудрого старца Вяйнямейнена, умелого кузнеца Илмаринена, выковавшкго чудо-мельницу Сампо, беспечного удальца Лемминкяйнена, хитрой и коварной Ловхи – хозяйки Похьелы, - везде проявилось авторское творчество Леннрота. Особенно это очевидно в фигурах трагических героев, которых не было в народной поэзии. Это, прежде всего Куллерво – раб-мститель, натравивший на жену Илмаринена стаю медведей и волков и закончивший жизнь самоубийством за свой тяжкий грех (связь с девушкой, которая оказалась его сестрой). Этот образ найдет потом свое отражение в финской культуре. Достаточно вспомнить трагедию «Куллерво» классика финской литературы Алексиса Киви, написанную в 1860 г., известную картину с тем же названием Алексиса Галлен-Каллелы.

Не менее трагична и судьба Айно (ее образ и само имя - «единственная» - также придуманы Леннротом) - девушка настолько сильно переживает решение родителей отдать ее замуж за старого Вяйнямейнена, что уходит к морю и там гибнет, возможно, не желая этого.

Очень интересна заключительная руна полной редакции «Калевалы». Она связана с влиянием поздней христианской традицией и вызвала немало споров у исследователей. В ней описывается конец язычества и его героев и приход новой христианской эпохи. После непорочного зачатия от съеденной ягодки брусники девушка Марьятта родила чужесного младенца, которому суждено стать новым властителем и которого нарекут королем всей Карелии. Обвиненный новорожденным в различных грехах, Вяйнямейнен вынужден уйти, оставив в наследство потомкам свои песни и кантеле. Леннрот во многом следовал народным вариантам рун с христианскими мотивами, но создал из них гармоничное целое, смягчив настороженную, а иногда и негативную оценку в народном сознании смены власти Вяйнямейнена, прихода христианской эпохи.

Вопрос о роли личного поэтического мастерства Леннрота в создании «Калевалы» многократно обсуждался и переоценивался как финскими, так и отечественными исследователями.

В первые годы и десятилетия после выхода «Калевалы» ее рассматривали как «большое собрание произведений народной поэзии» (выражение Я.Грота ). А Элиасу Леннроту отводилась лишь роль собирателя и составителя эпоса. Утверждению такого взгляда на «Калевалу» во многом способствовала известная статья немецкого ученого Якоба Гримма «О финском народном эпосе» (1845). Переводчик «Калевалы» на шведский язык М.Кастрен также убеждал читателей, что «во всей «Калевале» нет ни одной строки, сочиненной доктором Леннротом».

Но с самого начала в Финляндии нашлись и противники этой точки зрения – К.Готтлунд, Д.Европеус. Они отмечали, что народные песни предстали в леннротовском эпосе не в том виде, в каком они пелись рунопевцами, что Леннрот часто соединял песни разных жанров. Позднее, во второй половине XIX-начале XX века, когда финскими исследователями был проведен сопоставительный анализ Калевалы 1849 года и 1835 года, а также Перво-Калевалы , они окончательно пришли к выводу, что «Калевала» - есть авторское произведение Элиаса Леннрота. «Как любовь и чародейское знание тайн природы соединяют в «Калевале» разрозненные члены героя Лемминкяйнена, так Леннрот связал и оживил руны «Калевалы». Он – последний и величайший из творцов финского эпоса, Гомером которого его можно назвать по справедливости», - писал ученик Леннрота Август Альмквист.

В России в течение долгого периода, главным образом в советское время, господствовала точка зрения на «Калевалу» как на народный эпос, собирателем которого был «скромный сельский лекарь», «представитель крестьянской среды» и любитель народной поэзии Элиас Леннрот. Иную трактовку «Калевалы» Леннрота высказал выдающийся филолог и фольклорист В.Я. Пропп в статье ««Калевала» в свете фольклора», которая была написана в 1949 году, по материалам доклада, с которым ученый собирался выступить в Петрозаводске на конференции, посвященной 100-летнему юбилею финского эпоса. «Современная наука не может стоять на точке зрения отождествления «Калевалы» и народного эпоса. [...] Леннрот не следовал народной традиции, а ломал ее; он нарушал фольклорные законы и нормы и подчинял народный эпос литературным нормам и требованиям своего времени». Эта точка зрения совершенно не вписывалась в рамки официальных установок того времени, а потому доклад Проппа на конференции не состоялся. Статья была напечатана лишь в 1976 году, и вошла в книгу В.Я.Проппа «Фольклор и действительность».

На сегодняшний день, как в финской, так и в мировой (в том числе и российской) науке окончательно утвердился взгляд на «Калевалу» как на эпос Элиаса Леннрота. Подробно эта тема рассматривается в книге отечественных исследователей и последних переводчиков «Калевалы» на русский язык Эйно Киуру и Армаса Мишина «Фольклорные истоки «Калевалы»» (Петрозаводск, 2001).

В 1849 году, после выхода окончательной редакции «Калевалы», Леннрот женился. Ему было уже сорок семь лет. Его избранницей стала 26-летняя Мария Пипониус, дочь красильщика, приходившаяся также кузиной известному философу Й.В.Снельману. Обручальным кольцом стало кольцо с бриллиантом, пожалованное Леннроту императором за заслуги во время эпидемии холеры.

Леннрот решил обосноваться с семьей в городке Каяни, хотя друзья уговаривали его остаться в Гельсингфорсе, где после долгих обсуждений и препятствий решался вопрос о создании профессорской кафедры финского языка. Все были уверены, что Леннрот должен, наконец, оставить должность врача и стать профессором кафедры. Был и другой претендент – талантливый молодой ученый, лингвист, основатель финно-угроведения Микаэль Кастрен. Они были очень дружны с Леннротом и, по обоюдному согласию, первым профессором финского языка стал М.Кастрен.

В 1950 году родился первенец Леннрота, названный Элиасом. Однако он умер в двухлетнем возрасте от менингита.

В том же 1852 году умер от туберкулеза и М.Кастрен, ему было всего тридцать девять лет. После этого к Леннроту обратился сам ректор университета с просьбой вступить в должность профессора. Для этого ему пришлось срочно подготовить и публично защитить докторскую диссертацию. Так, в 1853 г. Э.Леннрот стал профессором и переехал с семьей в столицу. Первые годы он читал лекции на шведском языке. И только в 1856 году была прочитана первая лекция на финском языке, что было настоящим событием в университетской жизни. Леннрот предложил раз в неделю читать лекции по-фински.
В семье Леннрота родились четыре дочери: Мария, Ида, Эллина и Текла. Кроме своих детей, Леннрот воспитывал оставшихся сиротами детей своих друзей. Под его опекой находились также дети из необеспеченных семей, он брал на себя расходы на их жилье и обучение.

В 1862 году, в шестьдесят лет, Леннрот вышел на пенсию и сразу же уехал с семьей из столицы в свой родной край Саматти, так как ему всегда были в тягость известность и публичная жизнь. Последующие шесть лет были, наверное, самыми счастливыми в его жизни. Леннрот жил с семьей в крестьянской усадьбе, занимался хозяйством, наукой, детьми. Но счастье было недолгим: болезнь и смерть пришли в его дом. Спасавший других, Леннрот не смог спасти свою семью. В 1868 году скончалась от туберкулеза жена Мария. Леннрот остался один с четырьмя дочерьми. Но трагическая судьба была уготована и им: трое из них умерли (две дочери от туберкулеза и одна - от дифтерии) в 1870-х годах совсем молодыми – в возрасте около двадцати лет. Остаток своей жизни Леннрот прожил в уединенной усадьбе со своей дочерью Идой.

Элиас Леннрот обладал удивительной внутренней силой и работоспособностью. Друзья говорили о его поразительном самообладании и выдержке. Горе не сломило его, он только все больше стремился к уединению и покою. Главное утешение Леннрот находил в работе.

В 1860-70-е гг. он много работал над новым изданием псалмов, был членом специально созданного для этого комитета. Однако важнейшей научной задачей Леннрота последних десятилетий жизни было создание «Финско-шведского словаря». Этот грандиозный труд, работа над которым продолжалась около сорока лет, был завершен в 1880 г. и включал более 200 тысяч слов. Леннрот считал, что необходимо сделать финский язык языком преподавания, управления, науки и культуры. Но для этого в языке того времени просто не хватало слов. Потому ученый занимался настоящим словотворчеством, причем не только и даже не столько в области литературы. «След Леннрота присутствует в тысячах терминов юридической лексики, в трех четвертях ботанического лексикона, в терминологии лингвистики и математики. Леннрот ввел в финский язык такие слова, как национальность, литература, температура, вена, артерия, чернила, протокол, независимый, мысль, образование, договор, республика, вариант…»

Умер Элиас Леннрот в 1884 г. в возрасте восьмидесяти двух лет и был похоронен на кладбище в Саматти.
Похороны превратились в общенациональный траур. Окруженный славой и почетом, как в Финляндии, так и за ее пределами, будучи почетным членом многочисленных научных организаций и обществ (в том числе и Российской Академии Наук), Леннрот был человеком удивительно скромным. Он не любил шумных чествований в свой адрес при жизни, не желал и своего возвеличивания после смерти. Поэтому в своем завещании Леннрот распорядился продать усадьбу в Саматти сразу после своей смерти, чтобы там не был основан дом-музей.

Элиас Лённрот. Биографический очерк.




Элиас Леннрот был одним из достойнейших людей своего времени, его роль в становлении и объединении финской нации трудно переоценить. Созданная Леннотом «Калевала» стала неотъемлемой частью не только финской культуры, но и мирового культурного наследия.



Tags: #ФИНЛЯНДИЯ, #Финляндия.Люди
promo tiina january 28, 2015 22:33 246
Buy for 80 tokens
СМОТРЕТЬ ТУТ 10 самых интересных мест, которые можно увидеть с помощью веб - камер
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments

Deleted comment

Спасибо!
с пятницей, заходи в гости! :)
Была уже, у тебя сегодня дамы-с - не моя тема:)))
понял отстал ))
Я о нём ничего не знал.
Пользователь john_nazaroff сослался на вашу запись в записи «Финны, известные всему миру. Кто они?» в контексте: [...] Элиас Лённрот. [...]