tiina (tiina) wrote,
tiina
tiina

Многим беженцам-геям непросто признать себя

– в родном языке могут отсутствовать привычные в западных странах понятия для гендерного самоопределения






Фото: Lucas Coch / EPA

Нередко те, кто запрашивает убежище на основании сексуальной ориентации, считают Финляндию идеальной страной, где нет никаких проблем. Общественным работникам приходится объяснять им настоящее положение вещей.

Микко Вяйсянен из финской ЛГБТ-организации SETA помогает просящим убежище геям уже больше двух лет. За это время он лично познакомился с историями девяноста беженцев нетрадиционной ориентации, которым на родине грозит расправа.

По словам Вяйсянена, для прибывающих из арабских стран процесс получения убежища почти всегда связан с непростым шагом принятия свой сексуальной ориентации. Этим людям необходимо не только пройти через все бюрократические процедуры, но и – чуть ли не в первую очередь – научиться принимать себя.

Нет слова – нет явления

В родном языке приезжающих из арабских стран просителей убежища зачастую даже нет слов для выражения понятий «гей», «гетеросексуал» или «трансгендер». Это связано с всеобщей убежденностью общества, что есть только отношения между мужчиной и женщиной и эти отношения – брак. Ничего другого не существует и не может существовать. Вместе с тем собственная семья настолько важна в жизни, что ее совершенно не хочется расстраивать.

Микко Вяйсянен при помощи переводчика помогает таким беженцам подобрать правильные слова для описания собственной идентичности.

– Мы учимся описывать свой опыт, когда всю жизнь прожил в таких условиях, что об этом было нельзя говорить и нельзя было даже искать информацию об этом. Со всем этим были связаны невероятный стыд и отвращение, – говорит общественный работник.

Часть беженцев, которым он помогал, не умела читать и писать. Часть училась в университете, но все равно не могла искать информацию об особенностях своей личности. Вяйсянен с грустью добавляет, что с последним явлением ему доводилось сталкиваться и в Финляндии: для кого-то признание себя геем является настолько сложным, что такие люди стараются огородить себя полностью от этой темы.

Однако сексуальные желания никуда не исчезают, даже если собственная семья и общество их осуждают. И отношения завязываются даже в арабских странах. Однако если о них узнает клан, род или семья, гею может грозить расправа вплоть до смерти.

Именно с такими историями и пришлось Вяйсянену познакомиться за последние два года. И каждый раз они его шокировали. Но самый запоминающийся случай был, когда переводчик впервые протянул работнику SETA бумажку с написанной на ней угрозой кровавой мести.

– Его просто больше не существовало. Его разрешалось убить, потому что он нарушил законы шариата. У меня слезы полились из глаз, потому что это было очень тяжело пережить, – вспоминает Вяйсянен.



Mikko Väisänen autonratissa
Микко Вяйсянен Фото: Mari Siltanen / Yle

Не рай

Запрашивающие убежище на основании сексуальной ориентации были все время на протяжении существования института предоставления убежища. Варьируется только их количество и страны, из которых они приезжают.

По словам Вяйсянена, в Финляндии из понятия об идентичности представителей сексуальных меньшинств начисто убрали сексуальный аспект: секс и сексуальность – это личное дело каждого, и о них говорить не принято. Однако у беженцев зачастую именно это является единственным доказательством их сексуальной ориентации.

– Здесь говорят о чувствах, любви и привязанности. А эти понятия являются практически невозможными в тех условиях, из-за стыда и страха быть раскрытым, – говорит Вяйсянен.

По словам руководителя отдела по работе с беженцами Иммиграционного ведомства Эско Репо, помимо собственно рассказов подающих заявление в расчет всегда принимается актуальная оценка законодательства и правоприменительных практик конкретной страны. Репо утверждает, что сотрудников ведомства специально готовят к рассмотрению дел запрашивающих убежище геев.

У Вяйсянена нередко спрашивают, даже в суде, не врут ли простители убежища о своей сексуальной ориентации, чтобы остаться в Финляндии.

– Ни о ком нельзя сказать со стопроцентной уверенностью, но притворщики в какой-то момент все равно выдадут себя. Индентичность невозможно выучить наизусть.

В случае нескольких беженцев общественный активист подозревал, что дело не чисто. Однако, как он говорит, причиной нестабильности сексуального самоопределения могли быть строгие правила относительно сексуальной сферы жизни, царящие в родном обществе беженца.

Иногда Вяйсянен сталкивается с тем, что Финляндия в представлении беженцев выглядит раем земным. Однако ему приходится спускать заблуждающихся с небес на землю и объяснять, что и в Финляндии представителю ЛГБТ-сообщества вряд ли стоит в обычном баре искать себе спутника или проявлять нежность к уже найденному спутнику.



Tags: Финляндия
Subscribe
promo tiina january 28, 2015 22:33 245
Buy for 80 tokens
СМОТРЕТЬ ТУТ 10 самых интересных мест, которые можно увидеть с помощью веб - камер
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments