tiina (tiina) wrote,
tiina
tiina

Терийоки. Художник Николай Сапунов (1880-1912)

Выбор воды всегда загадочен и странен. Она безошибочно умеет выбирать самых молодых, наиболее кипящих жизнью и творческими возможностями. (М. Волошин)





Дачное село Терийоки (Terijoki) в 50-ти км. от Санкт-Петербурга уже давно стало городом Зеленогорском в составе Курортного района. В прошлую субботу случилось мне побывать в зеленогорском Парке культуры и отдыха (ЗПКО), что примыкает к Приморскому шоссе и выходит на Финский залив. Вот она, наша Маркизова лужа.


Несмотря на ненастную погоду, на горизонте просматривается Петербург с небоскребом Лахта-центра, даже не верится, что тут до 1940 г. была Финляндия.
До революции на месте ЗПКО находился Общественный парк. Со строительством в 1870 г. железной дороги из СПб до Терийок стало можно добраться за 2 часа. Сюда начала активно приезжать столичная богема, здесь сложилась особая творческая аура людей, объединенных искусством. К тому же в Финляндии была бессильна «давно известная всем дура – неугомонная цензура» (Ф.Т.).

Средоточием театральной жизни Терийок стал Кургауз/Казино в парке на берегу залива, с залом на 200 мест.


Сегодня можно найти отголоски прошлого: на горке детского автодрома ЗПКО висит большущий плакат, посвященный театральным сезонам с 1912 г. На нем коллаж старых фотографий В.Э. Мейерхольда, его соратников и театра Казино Терийоки.


Летний сезон 1912 г. был самым знаменитым. Театр Казино арендовала труппа Товарищества артистов, художников, писателей и музыкантов. Идея сбора труппы принадлежала Л.Д. Менделеевой-Блок, ее активно поддержали завсегдатаи «Бродячей собаки». Возглавил труппу В.Э. Мейерхольд. В Товарищество вошли актеры А.А. Мгебров, В.П. Веригина, Л.Д. Блок, Н.П. Бычков (псевд. Измайлов), Б.К. Пронин, художники Н.Н. Сапунов, Н.И. Кульбин, писатели (поэты, режиссеры) М.А. Кузмин, В.Н. Соловьев, В.А. Пяст и др. Рядом зримо (а чаще незримо) присутствовал Александр Блок, который не слишком одобрял затеи жены и новшества Мейерхольда.

В тот же сезон в Терийоках случилась трагедия. 14 июня погиб нелепой смертью живописец и театральный художник Николай Николаевич Сапунов (1880-1912), один из самых ярких и самобытных деятелей русского искусства ХХ в.


Вот как это произошло.

ПРЕМЬЕРА СЕЗОНА И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ
9 июня в театре Казино состоялась премьера: давали пантомиму «Арлекин – ходатай свадеб» в постановке Мейерхольда и две интермедии Сервантеса «Влюбленные» и «Болтун» в постановке Соловьева. Был полный аншлаг, зрители долго аплодировали и кричали «бис».
Второй пьесой была назначена на 16 июня «Как важно быть серьезным» Оскара Уайльда.

Успех окрылял. У Николая Сапунова возникла идея маскарада на берегу Финского залива. В одном из балаганов должна быть показана публике «настоящая испанская драма» – «Сила любви и ненависти». Было задумано много розыгрышей, иные «на грани фола» (долгое ожидание действа, вместо коего следовал показ дурацкой физиономии). Сапунов заразил своей идеей всю труппу, но Мейерхольд отнесся к ней прохладно. Александр Блок тоже не одобрял этой затеи, он писал жене в Терийоки: «Меня ловит Кузмин, Сапунов и компания. Сейчас звонили по телефону <...>. Я неопределенно отвечал, но не еду, несомненно; <...> я боюсь этой компании и для вашего театра и для себя...».

Вечером 14 июня расстроенный всеобщим непониманием Сапунов вместе с друзьями (всего было шесть человек, среди них молодая актриса Белла Назарбек, в которую Сапунов был влюблен, М. Кузмин, В.П. Веригина) – отправились на прогулку по берегу залива, где-то в районе нынешнего ЗПКО.

Белла Назарбек (Елена Назарбекян); источник фото

Сапунову в юности предсказали, будто бы он умрёт в воде — сам художник часто рассказывал об этом друзьям. Но именно он предложил покататься на лодке. Долго искали лодку, наконец, нашли.
Дальнейшее описано В.П. Веригиной в книге «Воспоминания» (Л., Искусство, 1974).
Поехали одни в туман белой ночи, все более удаляясь от берега. Гребли женщины. У Сапунова в кармане оказалась бутылка шведского пунша, из которой он пил сам и угощал остальных. Кузмин читал стихи. Наконец, женщины устали грести и вздумали поменяться местами. Кузмин и Бебутова стали друг против друга посредине лодки. От какого-то неверного движения лодка опрокинулась. В воде Сапунов очутился близ Назарбек и невольно схватил ее за руку, но тотчас же спохватился и отпустил. Она слышала, как он выкрикнул: "А я ведь плавать не умею". В следующее мгновение он оказался около Яковлевой. Тонущие схватились за борт лодки, и кто-то подтянул Сапунова. Он сказал: "Я все равно утону". Лодка перевернулась опять и, когда тонущим удалось снова ухватиться за нее, оказалось, что Сапунова нет среди них. Так как все брались за один край, лодка переворачивалась несколько раз. В один из них Назарбек почувствовала себя под лодкой, последним усилием подалась вбок и, вынырнув, оказалась по другую сторону. Теперь водворилось равновесие. Рядом плавала шляпа Сапунова.
Кто-то сказал пустым голосом: "А Сапунова нет". Решили звать на помощь, стали кричать. Помощь пришла неожиданно со стороны Кронштадта. Финн, возвращавшийся с рыбной ловли, услышал крики. Он говорил, что сначала не хотел ехать на голоса, потому что ему много раз случалось обманываться: часто катающиеся позволяли себе глупые шутки, звали на помощь, притворяясь. Финн сомневался и теперь, однако решил, что все-таки поедет – в последний раз. Фигура в лодке неожиданно появилась перед утопающими. Они были спасены. Но Сапунова найти не могли.


ЛАЗОРЕВЫЙ ВЕНЕЦ
Тело Николая Сапунова нашли только на 11-й день на кронштадтском берегу. Он был похоронен на Кронштадтском кладбище (могила не сохранилась). 23 июня в Исаакиевском соборе была отслужена панихида. Смерть художника была воспринята как трагедия всей творческой интеллигенцией России, во всех крупных газетах и журналах страны появились некрологи.

Процитирую Максимилиана Волошина («Памяти Н.Н. Сапунова»).
"Ангел с мертвыми очами" безошибочно избрал Сапунова из круга современных художников. Среди них нет другого, который был бы более погружен в радужную влагу чувственного осязания цвета и более тяжел художественными возможностями.
При имени его сейчас же вспоминается дымная насыщенность тусклого воздуха; глубокие, линялые и лоснящиеся пятна цвета; высокие вазы строгого стекла, пышные букеты тяжелых цветов, отливы синих и сверкания желтых тонов, являющихся музыкальным ключом его колориту...
И теперь, после его смерти, что-то выявилось в его картинах. Стала понятна подводность их красок. Это не сумеречный воздух, это зеленоватый кристалл водной глубины дает такую расплывчатость их линиям, влажность их тону; эти синие текучие отливы, в глубине которых светит охлажденное золото высокого земного дня, говорят о призрачном царстве, где давно жила его душа...


Ключевыми словами, наверное, являются «подводность красок», «зеленоватый кристалл водной глубины», «синие текучие отливы».
В заголовке поста картина Сапунова «Маскарад». Кажется, живописец напророчил ею свою судьбу («маскарад на берегу Финского залива»). Как будто действие картины происходит в подводном царстве, а сверху пробиваются мглисто-сине-зеленые краски терийокского неба над Маркизовой лужей.

Посмотрим еще раз на работы художника. В них меня всегда поражали богатство и какая-то запредельность синих тонов.
Ночная сцена (1907).


Пляска смерти (1907) — еще одно пророчество.


Натюрморт с цветами.


Натюрморт. Вазы, цветы и фрукты (1912).

далее смотреть тут https://v-murza.livejournal.com/157315.html
Subscribe
promo tiina январь 28, 2015 22:33 245
Buy for 80 tokens
СМОТРЕТЬ ТУТ 10 самых интересных мест, которые можно увидеть с помощью веб - камер
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments