tiina (tiina) wrote,
tiina
tiina

Categories:

ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ СИЦИЛИИ. КРОВАВАЯ ПАСХА

Есть замечательная легенда, которая обнаруживается в сочинениях Петрарки и Боккаччо: Джованни Прочида якобы странствовал инкогнито по Европе, заручаясь поддержкой для своего дела, побывал у императора Михаила VIII Палеолога в Константинополе и вернулся с огромным запасом византийского золота. Эта легенда почти наверняка не соответствует действительности: к тому времени Прочиде было уже почти семьдесят, и в годы, о которых идет речь (1279–1280), его подпись регулярно появлялась на документах Арагонского королевства.


Вполне возможно, что упомянутое путешествие предпринял кто‑то другой (например, один из его сыновей), а молва приписала поездку самому Джованни. Что касается контактов между Барселоной и Константинополем, они и вправду существовали, и император Михаил знал, что Карл Анжуйский готовит масштабный поход против его империи. Следовательно, император наверняка собирался нанести упреждающий удар, прежде чем этот поход начнется. Педро, со своей стороны, призывал подождать, пока анжуйцы не тронутся в путь.


На самом деле выбор времени зависел, как выяснилось, не от короля или императора, а от сицилийцев. К 1282 году анжуйцы добились того, что их горячо ненавидели во всей области Реньо – благодаря высоким налогам и надменному поведению; когда вечером пасхального понедельника, 30 марта 1282, пьяный француз сержант начал приставать к некоей сицилийке у церкви Санто‑Спирито, под звон колоколов к вечерне, земляки оскорбленной этого не стерпели. Француза убил муж обесчещенной женщины; далее вспыхнул бунт, который обернулся бойней, – к утру погибли 2000 французов.

Мятеж распространялся со скоростью лесного пожара. 30 августа король Педро с войском высадился в Трапани и через три дня был в Палермо. Формальная коронация, на которую он рассчитывал, оказалась невозможной: архиепископ Палермо скончался, а проанжуйски настроенный архиепископ Монреале благоразумно скрылся. Педро пришлось довольствоваться простым объявлением. Он публично признал свой новый титул и пообещал соблюдать права и свободы своих новых подданных, а затем позвал всех дееспособных мужчин Палермо и окрестностей идти на Мессину, остававшуюся под французами. Как сообщают хронисты, этот клич был встречен с энтузиазмом. Для всех добрых жителей Палермо, которые одинаково презирали мессинцев и французов, открывшаяся возможность была слишком хороша для того, чтобы ею не воспользоваться.

В Мессине Карл принял на себя командование; именно там, 17 сентября, он встретил посланников короля Педро. К тому времени он осознал, что испанское завоевание является свершившимся фактом. У него не было ни малейшего желания ввязываться в бой с силой, значительно, как он подозревал, превосходившей его собственную; менее того он стремился очутиться запертым на острове. Поэтому Карл сообщил послам, что, разумеется, отвергает все притязания их господина, но готов, в знак доброй воли, эвакуировать свое войско на материк. Для Педро, который намеренно затягивал выступление, такая новость была именно тем, что он желал услышать. Он тоже всячески стремился избежать кровопролития. Требовалось лишь выделить анжуйцам неделю или две для переправки войска через пролив; тогда остров достанется Арагону без необходимости затевать сражение.

Педро, конечно, в полной мере сознавал, что не может полагаться на неизменную лояльность сицилийских баронов; в частности, его предупреждали насчет одного из них, некоего Алаимо из Лентини, капитана Мессины, который успел предать короля Манфреда и короля Карла. А жена Алаимо, Махальда, была, судя по всему, еще изворотливее своего мужа. Когда утомленный дорогой Педро прибыл в крошечную деревушку Санта‑Лючия близ Милаццо, где собирался провести ночь, его ожидал малоприятный сюрприз – эта женщина решила лично встретить правителя. В качестве предлога для своего появления она выбрала ключи от Катании, которая согласилась сдаться; но вскоре стало очевидно, что истинная ее цель состояла в том, чтобы сделаться королевской любовницей. Бедняге Педро выпал весьма непростой вечер. Он устоял только благодаря пространному изложению своей любви и верности королеве Констанции; хронисты упоминают, что Махальда не сочла этот аргумент убедительным. С той поры она не делала секрета из своей ревности к королеве и всячески старалась настроить своего мужа против королевской четы.

Сложно сказать, знал ли или нет Алаимо о происках своей жены; так или иначе, он поначалу довольно охотно сотрудничал, пригласил Педро в Мессину и призвал нанести анжуйцам такой урон, какой будет возможен. Педро оправдал ожидания. Его флот пришел в Мессину; анжуйцы находились на другой стороне пролива, в Реджо, и по сей день оставались во многом дезорганизованными. В середине октября состоялись два морских сражениях; второе, у Никотеры 14 октября, привело к захвату двадцати одной французской галеры на пути из Неаполя, причем все галеры были нагружены вооружением по самые борта. В последующие годы случился еще ряд столкновений, одно из которых, 5 июня 1284 года у Кастелламаре, обернулось пленением сына и наследника Карла, князя Салернского.

Карл, естественно, отказывался признать свое поражение и даже предложил определить, кому владеть Сицилией, в рыцарском поединке с Педро; предполагалось, что поединок пройдет под наблюдением англичан в Бордо, до которого было несколько недель пути. Педро довольно неожиданно принял этот вызов, хотя на последовавших переговорах было решено, что, поскольку Карлу уже пятьдесят пять (глубокий старик по меркам того времени), а Педро всего сорок, будет справедливее, если каждый монарх выставит по сотне тщательно отобранных рыцарей. Датой поединка назначили вторник, 1 июня 1283 года; к сожалению – или, возможно, к счастью, – точный час указывать не стали. Арагонцы прибыли рано утром – и не увидели никаких признаков присутствия Карла. Поэтому Педро объявил о своей победе над трусливым соперником, который не дерзнул даже показаться. Карл появился несколько часов спустя и тоже заявил, что, раз Педро и свиты нигде не видно, победа осталась за ним. Эти двое монархов так никогда и не встретились. Потери – по времени и в финансах – были существенными, зато обоим удалось сохранить честь.

Между тем область Реньо поделили пополам, и, поскольку Карл решительно отвергал все требования отказаться от титула короля Сицилии, родилась так называемая легенда о двух Сицилиях. Карл правил из Неаполя, Педро правил из Палермо, и каждый был твердо намерен изгнать другого и воссоединить страну. Но дни славы Карла миновали. Его империя была построена на песке и скоро утратила статус мировой державы. Уже не могло быть и речи о походе на Константинополь. 7 января 1285 года Карл умер в Фодже. На протяжении двадцати лет он господствовал в Средиземноморье, одержимый в равной степени ненасытным честолюбием и сжигавшей его изнутри энергией, которая не давала ему покоя. Он был по‑настоящему набожным человеком, но эта набожность не научила его смирению, ибо он всегда считал себя избранным и инструментом Бога. Она также не наделила его человеколюбием, ибо он верил, что французы являются высшим народом, и не предпринимал попыток понять мысли и своих подданных из числа других народов; поэтому он последовательно недооценивал своих врагов, в частности Арагонский дом. Наконец, в нем не было сострадания: решение о казни шестнадцатилетнего Конрадина потрясло всю Европу, и в этой смерти Карла обвиняли до конца его дней. В некоторых случаях им восхищались, но никогда не любили.

Возможно, его самой крупнейшей ошибкой стало пренебрежение к Сицилии и сицилийцам. Те раздражали его долгим и упорным сопротивлением в начале правления; когда восстание было подавлено, остров стал вызывать у него скуку. Бедные и потому неспособные приносить прибыль островитяне были вдобавок «презренной смесью» с точки зрения расовой чистоты, постыдной помесью латинян, греков и арабов; Карл считал, что к такому народу не следует относиться серьезно.

Вот почему он ни разу не удостоил остров полноценным визитом. И наверняка несказанно бы удивился, сообщи ему кто‑нибудь, что именно сицилийцы – с незначительной помощью друзей – обрушат в конце концов его власть.
«История Сицилии / Джон Норвич ; [пер. с англ. В. Желнинова].»: АСТ; Москва; 2018
https://roman-rostovcev.livejournal.com/676014.html
Subscribe
promo tiina january 28, 2015 22:33 245
Buy for 80 tokens
СМОТРЕТЬ ТУТ 10 самых интересных мест, которые можно увидеть с помощью веб - камер
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments