tiina (tiina) wrote,
tiina
tiina

Categories:

Неправильно назначенное лекарство привело подростка к нескольким годам в психбольницах и интернатах


Фото: Asmo Raimoaho / Yle

Теперь, пройдя несколько курсов лечения и познакомившись с изнанкой учреждений опеки, шестнадцатилетний Йере хочет рассказать о том, с каким отношением персонала ему пришлось столкнуться.

– Вызовите скорую!

Девятилетний Йере катался по полу, обливался потом и расцарапывал себя. Его мать была в ужасе. Только что мальчик вернулся из сауны, куда ходил с отцом, и после этого принялся рисовать. Внезапный приступ начался буквально за секунду.

Днем Йере ходил с отцом играть в футбол, а перед этим принял первую таблетку лекарства, которые было прописано ребенку от синдрома дефицита внимания и гиперактивности. Начать курс лечения родителям посоветовали соцработник и психиатр, несмотря на то, что подтвержденного диагноза у мальчика не было. Просто к концу второго класса школьные учителя устали от его излишней активности.

– Мы ни в коем случае не хотели давать лекарство, потому что было только подозрение на заболевание. Но нас стали шантажировать органами опеки, и мы испугались, что сына могут изъять, – рассказывает мать Йере Катья.


На следующий день после встречи родителей с социальным работником и психиатром мальчику дали первую таблетку. Казалось, все было в порядке, пока, занимаясь рисованием, Йере не почувствовал сильное раздражение. Он испортил свой рисунок и стал кричать, что ни на что не годен, потом бросился на пол и начал расцарапывать себя. Катья сначала думала, что сын устроил сцену понарошку, но быстро осознала всю серьезность ситуации.

Скорая приехала быстро, и парамедики обнаружили ребенка, который был не в себе. Он катался по полу, кусался, ругался, хрипел и не шел на контакт. Приступ продлился пять часов. Врачи установили, что психоз был вызван принятым лекарством: оказалось, что у Йере присутствует предрасположенность к психотическим расстройствам, и это конкретное средство нельзя было давать мальчику ни в коем случае.

Всего одна таблетка спровоцировала психическую болезнь, которая привела подростка и его семью к многолетнему кошмару. Йере прошел через шесть различных приютов для несовершеннолетних. Во всех, по мнению Йере, отношение к детям было ужасным, и поэтому подросток решил рассказать свою историю.

– Я хочу, чтобы все знали, каково это. Сначала персонал нарочно раздражал детей, а потом раздавал непомерные наказания. С теми, кто находится в подобных учреждениях, надо обращаться лучше, – говорит Йере.

Оказывается, что детей со схожими судьбами в Финляндии не так уж и мало.

На поводке
В канцелярию парламентского омбудсмена и региональные власти ежегодно поступают сотни жалоб от изъятых детей, страдающих психическими расстройствами, и от их родителей. Как правило, жалуются на унизительное и оскорбительное отношение со стороны персонала приютов и подростковых отделений больниц.

– Но это только вершина айсберга. К нам поступают жалобы только от тех, кто понимает, что можно пожаловаться – признается сотрудник канцелярии Тапио Рятю.

За последние два года омбудсмен осуществил проверки в десятках подобных учреждений из-за подозрений в недостойном обращении, и почти во всех обнаружились проблемы.

– Выявлены недочеты, которые касаются не только одного изъятого ребенка, а в принципе всех детей в приюте. Их ограничивали, ссылаясь на то, что это средство воспитания, – говорит Рятю.

Проблема в работе омбудсмена заключается в том, что обычно в таких делах показания работников имеют такой же вес, как и показания детей, поэтому проводятся проверки без предупреждения. В ходе проверок выяснили, в частности, что в одной из больниц агрессивных детей и подростков заворачивали в специально для этих целей отведенный ковер. В приюте для детей с нарушениями развития в течение двух лет ограничивали передвижение воспитанников, а одного ребенка даже держали на особом поводке. Еще одним распространенным нарушением стало ограничение возможности контактировать с внешним миром, в частности – общаться с родителями и другими родственниками.


Работники приютов также могут вторгаться в личную жизнь подростков. Так, в одном из учреждений девушка хотела проконсультироваться с врачом насчет контрацепции. Сотрудники стали допрашивать ее о предмете разговоров с врачом и в итоге пошли на прием вместе с ней.

Бывает также, что работники делают о детях не соответствующие действительности отметки в системе. Именно это произошло с Йере, которого из-за таких записей отправили в отделение больницы Ниванниеми для трудных подростков.

Муравей
Летом 2014 года Йере в течение короткого периода находился дома в Куопио. Однажды он на что-то рассердился и стал резать себе руку куском фанеры, которую оторвал от сломанной двери. Катья рассказала об этом эпизоде врачам. В то время у нее у самой оказалась на ноге небольшая рана, о которой она отдельно сказала докторам, что она не связана с поведением ее сына.

Несмотря на это, в истории пациента появилась запись, что Йере сломал дверь и поранил мать. На основании этой отметки подростка решили направить на принудительное лечение в больницу Ниуванниеми, поскольку он якобы представлял опасность для себя и для окружающих.

В истории были и другие странные записи. Уже в больнице Йере рассказал психологу, какие чувства у него вызывает нахождение на принудительном лечении. По словам мальчика, он ощущал себя крошечным муравьем, за которым гонятся взрослые. В итоге в документах было записано, что Йере ощущает себя муравьем. Эта запись впоследствии так и кочевала из одного медицинского отчета в другой в качестве основной информации о состоянии здоровья пациента и его лечении.

– Это была просто метафора. Я никогда не чувствовал себя муравьем, – возмущается подросток.

12-летнего мальчика закрыли в больницу на полгода. С семьей он мог встречаться под присмотром персонала два раза в неделю, но домой его не отпускали совсем. Некоторые из запланированных встреч с родственниками были отменены.

– Мне говорили, что Ниеуванниеми – это классное место, что там можно ходить в школу. Все это было ложью. Там нечем было заняться. Я сидел в четырех стенах в своей комнате, плакал и спал. Сон убивает время, – вспоминает Йере.

В течение пяти месяцев он вообще не посещал школьных занятий. Больница объясняет это тем, что допуск к учебе дается на основании готовности и состояния каждого отдельного пациента.

Синяки
Больше всего Йере в больнице тосковал по дому. Мальчику даже не разрешили съездить к родителям на Рождество. Медперсонал казался ему недружелюбным, и он перестал подчиняться их требованиям. После эпизодов с применением силы, когда его приходилось усмирять, Йере звонил матери в расстроенных чувствах.

– Он рассказывал, как сотрудники заламывали ему руки за спину, как ему было больно. Я была просто поражена подобным. Медперсонал повторял, что эти дети все придумывают, – говорит Катя.

После рождественских каникул она сама поехала в больницу. Там ее встретил ребенок – весь в синяках, с кровавыми следами на шее и на руках, со стертой на локтях кожей. Йере рассказал матери, что получил все эти травмы после того, как не соглашался вернуться в свою палату. Недовольный санитар силой отволок его туда, а потом взял ребенка за грудки и начал бить его головой об стену.


Описание случая в истории пациента, однако, заканчивалось на том, что санитар вернул мальчика в его палату. После многочисленных требований матери появилась отметка о применении насилия, но снабженная примечанием «со слов пациента». Спустя несколько месяцев главврач больницы позвонил Кате и сообщил, что по этому факту проводится внутренняя проверка. Позднее двух сотрудников отстранили от участия в лечении Йере.

В больнице отказались комментировать частный случай, но сказали, что для достоверного расследования необходимо знать точную дату случившегося. Там также добавили, что нередко пациенты находятся в бреду и рассказывают о вещах, которые на самом деле не происходили.

Голод
Рукоприкладство было не единственной проблемой Йере. По его словам, почти во всех учреждениях, через которые он прошел, он испытывал голод. Растущему подростку постоянно недоставало еды, а блюда были слишком простыми.

– В то же время персонал заказывал себе пиццу. Если ожидалось хоть что-то вкусное, то этого с легкостью лишали за одно неосторожное бранное слово. Бессмысленные наказания раздавались за любые мелочи, – говорит Йере.

Родители приносили ребенку вкусности, но своя еда была под жестким контролем. Размер порций и отсутствие сладкого объясняли тем, что пациенты с психическими нарушениями легко набирают вес из-за лекарств. Под запретом могли оказаться даже пастилки от боли в горле.

Семья Йере не раз жаловалась на питание ребенка. Однако, по словам Катьи, качество еды стало лучше лишь тогда, когда результаты анализов крови у Йере стали ухудшаться. В истории болезни остались только эти результаты. О причинах, приведших к ухудшению, не было сказано ни слова.

По данным Центрального союза защиты детей, в учреждениях могут практиковаться вещи, которые не подразумеваются как насильственные, но воспринимаются так детьми в условиях закрытого пространства. В последнее время в государственных интернатах стали делать упор на подготовку персонала по части подавления агрессии. Уполномоченный по правам ребенка Туомас Курттила считает, что министерство социального обеспечения и здравоохранения не уделяет достаточного внимания вопросам соблюдения прав детей, содержащихся в школах-интернатах.


Шестнадцатилетнему Йере трудно писать от руки и рисовать.
Сейчас Йере 16 лет. Последний год он живет дома. У него нарушена речь и проблемы с учебой. Написание текста от руки или рисование тоже доставляет трудности. Врачи считают, что это связано с болезнью, Йере придерживается другого мнения.

– Это началось, когда я стал принимать лекарства. Я постоянно уставал и стал неуклюжим.

Ребенком Йере писал стихи, сейчас же он не может выдавить из себя ни строчки. Последние его рифмы легли на бумагу еще до первого этапа психиатрического лечения. Ему было 11 лет.

Имена Йере и его матери изменены. История мальчика и рассказанные им факты проверены по истории болезни, заключениям врачей, судебным материалам и записям телефонных разговоров.



После выхода статьи на финском языке министр по делам семьи и базовым услугам Анника Саарикко заявила, что в течение осени министерство подготовит законопроект, предусматривающий усиления контроля за соблюдением прав 18 тысяч оказавшихся вне семьи детей. Особое внимание, по ее словам, будет обращено на ограничение свободы ребенка.
Tags: Финляндия
Subscribe
promo tiina january 28, 2015 22:33 245
Buy for 80 tokens
СМОТРЕТЬ ТУТ 10 самых интересных мест, которые можно увидеть с помощью веб - камер
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments