tiina (tiina) wrote,
tiina
tiina

Categories:

Ядовитое любовное зелье

Screenshot_21

Итак, король Яков I, сменивший на английском троне Елизавету, потерял своего фаворита, Роберта Карра, 1-го графа Сомерсета, который влюбился, женился и стал членом могущественного клана Говардов. Правда, Яков вскоре утешился, когда рядом с ним появился красавец Джордж Виллерс, будущий герцог Бэкингем ( см. "Любимец двух королей" на канале).

А что ж Роберт Карр? Ему крупно не повезло, он влюбился не в ту женщину.
Френсис Говард, юная жемчужина английского двора, уже была замужем, когда решила заполучить очаровательного Роберта Карра.

Замуж ее выдал глава клана Говардов, Генри Говард, граф Нортгемптонский, холодный и расчетливый политик, когда его внучатой племяннице было 13 лет.

Он планировал сделать девочку любовницей принца Генри, старшего сына короля, но для этого ее надо было сначала выдать замуж за какое-нибудь бессловесное ничтожество знатного рода, без претензий на верность супруги.

На эту роль, по его мнению, весьма подходил Роберт Деверё, сын Роберта Эссекса, «елизаветинского Икара», высоко взлетевшего и лишившегося головы в правление покойной королевы.

Король Яков с удовольствием обвенчал Эссекса и «небесную» малютку Френсис Говард, свою любимицу. Девицу оставили при дворе, а новоиспеченного мужа отправили за границу, получать образование.

В атмосфере одного из самых роскошных и порочных дворов в истории Англии, Френсис превратилась в изысканный тропический цветок. Короткая связь с принцем Генри не произвела на нее особого впечатления, она наслаждалась жизнью, не задумываясь о последствиях; дни и ночи были заполнены балами, маскарадами, застольями, охотой и прочими утехами. Она научилась искусно флиртовать, плести интриги, заводить и прекращать любовные связи.
Но, как и у многих изысканных тропических цветов, ее красота таила смертельный яд: порочная, своенравная, она была безудержной в гневе и патологически мстительной в отношении врагов и соперников.

Увлекшись Карром, она добивалась его со всей страстью, на которую была способна, и готова была заплатить за его любовь любую цену, вплоть до убийства. В ее охоте на молодого шотландца уже намечался успех, но тут была получена худшая из всех возможных новостей: из Франции прибывал супруг.

Привыкшая к придворному блеску и галантным кавалерам, Френсис смотрела на мужа, угрюмого молодого человека, как на бедного родственника. Одна мысль о выполнении супружеского долга вызывала у отвращение, а уединяться в стаффордшиской глухомани с занудой она не планировала.
Френсис всячески игнорировала мужа и продолжала резвиться при дворе.

Через полгода потерявший терпение муж устроил скандал, и Френсис сбежала к родителям, где граф Эссекс бывал наездами и где при каждой встрече супругов разгорались ссоры.

Зиму Френсис удалось провести при дворе, поскольку случилось радостное событие: муж серьезно заболел и был прикован к постели.

А вот дело с Робертом Карром двигалось медленно. Карр был человеком практичным, состоял при королевской службе, им восхищался сам король, и возможность спать с чужой женой, пусть и красавицей, отнюдь не занимала все его помыслы. Одержимость Френсис была для него непонятной. Сам он вполне удовлетворялся отправкой ей галантных писем и стихов, сочиненных Томасом Овербери, талантливым поэтом, своим ближайшим другом и советником.

Френсис решила добиться развода с мужем, объявив его импотентом, а себя – девственницей. Кроме того, ей требовалось как-то ускорить развязку романа с Карром, и в то же время уберечься от супружеских притязаний мужа. Со всеми этими разнонаправленными и взаимоисключающими планами она обратилась к «милой Анне Тернер».
Симпатичная вдовушка была придворной портнихой, и была незаменима при дворе. Во-первых, она владела фешенебельными публичными домами, и могла устраивать в них придворным дамам и кавалерам тайные свидания. Во-вторых, она имела знакомства среди адептов черной и белой магии, колдунов и астрологов. У нее всегда были в запасе заговоры, амулеты, отворотные и приворотные зелья для ее великосветских приятельниц и приятелей. Она была также знакома со знаменитым оккультистом Саймоном Форманом, клиентура которого охватывала всю элиту якобитской Англии, включая епископов и самую высшую знать.

Саймон Форман снабдил Френсис приворотными зельями: для того, чтобы ввергнуть в страсть Роберта Карра, и подавить сексуальное влечение (прямо скажем, и так не очень сильное, из-за скандалов) Роберта Эссекса.

Нетерпеливая графиня все увеличивала и увеличивала дозу приворотного зелья, которое подливал в пищу Карру слуга, подкупленный Анной Тернер. Не исключено, впрочем, что оно действовало: в сентябре 1611 Карр обратился к лейб-медику, доктору Мейерну, с жалобой на сильнейшее расстройство желудка. На лето Френсис отправилась к мужу в Чартли, вооруженная эликсирами Формана, и другими средствами, призванными остудить пыл мужа. Каждый день происходили семейные сцены, Франсуаза запиралась у себя, отказывалась от еды, унижала мужа, игнорировала требования родителей о благоразумии и чувствовала себя очень несчастной.

Молодой граф все более и более убеждался в бесперспективности совместной жизни. Видимо, сказывались зелья, которые ему каждодневно подливали в пищу, и черная магия: Френсис получила от Формана восковую фигурку, в чьи гениталии вонзила шип,  не забывала поворачивать его по вечерам.

В результате всех этих манипуляций – а скорее всего, от все возрастающей ненависти к несносной жене – Роберт Эссекс действительно стал импотентом, по крайней мере, в отношении Френсис.

К осени 1612 года оба супруги согласились, что надо официально расстаться. Причина – девственность жены и импотенция мужа. Эссекс уже был согласен на публичное признание собственной мужской несостоятельности, лишь бы не видеть больше Френсис.

Король назначил комиссию из юристов и епископов. Девственность графини должна была быть официально засвидетельствована. Графиня, из соображений якобы стыдливости, оговорила себе право скрыть все не требующие изучения части тела под густой вуалью, в результате чего ее роль на освидетельствовании сыграла другая особа, настоящая девственница. Комиссия матрон и акушерок зафиксировала непорочность Френсис, и она, наконец, получила развод.

Тем временем, виды Френсис на Роберта Карра не на шутку встревожили его друга, сэра Томаса Овербери. Последний опасался, что свадьба приведет к разрыву Роберта Карра с прежними интимными приятелями. Овербери решил сделать сильный, но рискованный ход. Он намекнул на нежелательность планируемого брака графу Нортгемптонскому, главе клана Говардов.

Он знал об отношениях Роберта и Френсис – а к тому времени они уже стали настоящими любовниками – и мог бы под присягой отрицать ее девственность. А узнай король об обмане – всему конец, и свадьбе, и влиянию клана Говардов, и доброму имени Френсис, которую навеки отлучат от двора.

Нортгемптон убедил Карра, что, пока идет бракоразводный процесс, интригану лучше посидеть в Тауэре: потом его оттуда, конечно же, выпустят.

Карр сначала колебался, он не желал Овербери зла, но потом он и Нортгемптон накатали на Овербери донос и тот оказался в заключении.

Карр писал приятелю в Тауэр, уверяя, что все это – временная мера, и что он делает все возможное и невозможное для освобождения узника.

Не такова была Френсис Говард. Она решила, что Томас Овербери должен остаться в Тауэре навсегда, желательно мертвым. Тем более, что он посмел публично обозвать ее шлюхой.

Дальше последовало то, что в учебниках по арифметике называется задачей про бассейны: в один бассейн втекает, из него же вытекает. Через своего слугу Ричарда Уэстона, устроенного охранником в Тауэр, она посылала заключенному отравленные сладости. Одновременно Роберт Карр посылал другу сильнейшие рвотные и слабительные, в надежде, что, если Овербери якобы заболеет серьезным желудочным расстройством, добрейший король его непременно помилует.

Поэтому бедный поэт, поглощая лошадиные дозы отравы, посылаемые Френсис, избавлялся от них при помощи рвотно-слабительных, посылаемых Робертом.

Наконец, Френсис узнала, в чем дело, и послала под видом очередной порции лекарств столько отравы, что Овербери умер в страшных мучениях.

Нортгемптон и Карр поняли, что это дело рук Френсис, и принялись спешно заметать следы ее деятельности. Вскоре сыграли роскошную свадьбу. Король имел глупость во второй раз устроить свадьбу внучатой племянницы графа Нортгемптонского, которая, как и первая, закончилась скандалом и позором.

Уильям Рив, помощник аптекаря, доставившего последнюю, смертельную дозу яда Овербери, и усланный от греха подальше Нортгемптоном во Францию, серьезно там заболел и решил облегчить душу покаянием в грехах. Английский посол сообщил эту новость государственному секретарю, а тот –королю.

Король назначил расследование. Последовала целая серия процессов. Сначала были обвинены и казнены Роберт Уэстон и Анна Тернер. Затем та же судьба постигла лейтенанта Тауэра и аптекаря Франклина. И, наконец, обвинение было предъявлено Френсис и Роберту. Нортгемптон к тому времени уже умер, к счастью, так и не узнав о позоре своей семьи.

Френсис признала себя виновной и просила о пощаде, Роберт свою вину упорно отрицал. Граф Эссекс присутствовал на процессе, наслаждаясь позором тех, то недавно так сильно унижал его. Обоих приговорили к смерти, но король заменил казнь заключением в Тауэре.

Выйдя на свободу, супруги доживали свой век в оксфордширском имении. Они поселились в разных частях дома и практически не разговаривали друг с другом. Карр с горечью наблюдал, как занявший его место Джордж Вильерс превратился в могущественного политика герцога Бэкингема, заправлявшего страной и после смерти Якова I. Участь Френсис была еще печальней. Она утратила свою красоту, а рак матки свел ее в могилу после 10 лет мучений.

via
https://analitic.livejournal.com/5633122.html



Subscribe
promo tiina january 28, 2015 22:33 245
Buy for 80 tokens
СМОТРЕТЬ ТУТ 10 самых интересных мест, которые можно увидеть с помощью веб - камер
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments