tiina (tiina) wrote,
tiina
tiina

Categories:

Несчастный случай.

У нас мальчик в пруду утонул. Парнишка. Лет 17.
Пруд за домом. Красивый невероятно. Кувшинки, уточки. Маленький совсем, но старожилы говорят коварный.
Старожилы говорят и про трясину и про подводные ледяные ключи и про какие-то пни на дне, за которые можно зацепиться, про то, что здесь когда-то было лесное озеро, цепочка болот, мистику обязательно приплетают: старое кладбище, неуважение к костям, да много чего говорят. Но я знаю, что тонут в основном по пьяни.
Пруд настолько идиллический имеет вид, что, страха не рождает. Поэтому все и ныряют в кувшинки к уточкам, стоит лишь выпить.
Вот и на этот раз.
Жара. Школьники на каникулах. Компания человек восемь. Отдыхали – загорали – бадминтон – пиво. Пошли купаться все вместе. Вышли не в полном составе. И все видели, как он плыл рядом, а куда потом делся - никто не заметил.
Вокруг мамы с детишками, девушки с бикини, компании разные, шашлыки жарят, смех, музыка. Прудик – совсем небольшой. Да и по колено практически везде.
Короче, не верили, что что-то серьезное случилось долго.
Потом, когда «просто ждать на берегу» надоело, подростки подошли к рядом отдыхающим взрослым. Взрослые, надо сказать, встрепенулись тут же.
Спросили про алкоголь, отчитали за пиво конечно, но в то, что что-то страшное произошло, тоже сразу не поверили.
МЧС вызвали после того, как пляж и ближний лес, разделившись на группы, обошли раз уже по 6.
Слово «утонул» не говорили. Говорили «куда-то делся». Но вот же – вся его одежда. И телефон. И подростки из компании уже практически плачут.
Спасатели еще несколько раз обошли пляж. Стали опрашивать кто когда и где именно – в какой части озера видел плывущего мальчика. И стали готовить трос: дно будут осматривать водолазы. Все помрачнели.
Вызвали маму «куда-то девшегося» и она приехала. Молодая, загорелая. В сарафане выше колен, с подругой и бутылкой пива в руке. Мама где-то неподалеку отдыхала со своей компанией : все-таки выходной, лето, жара, настроение у нее хорошее.
И вот, собственно, тут начинается история, о которой я хотела рассказать.
Мама не понравилась никому. Вот эти ее колени, этот сарафан. Ну и пиво, конечно.
Очень пренебрежительно к ней и спасатели и отдыхающие, которые вокруг пруда, и которые как бы, с первых вроде бы минут на месте ЧП.
И врачи скорой помощи, подъехавшей уже в тот момент к берегу. Никто с ней не разговаривал. Между собой – да. С ней – односложными фразами. И не очень любезно.
Я думала, что обязательно найдется кто-то, кто подойдет, возьмет за руку: «вы пожалуйста не волнуйтесь» . Нет, этого не было.
Только дети из компании пропавшего сына , на которых к тому моменту уже, прямо скажем, лица не было, по очереди пересказывали ей как пришли, как пошли купаться, как ждали, как звали… Но она довольно-таки спокойно и без паники с ними общалась. Я думаю, что видимо, у нее, приехавшей к пруду только что – была еще та эмоциональная стадия, когда «Да не может же ничего плохого случиться. Просто где-то ходит!»
Потом на машинах подъехали родители одноклассников «подевавшегося куда-то парня» и увезли своих детей по домам.
Родители к матери пропавшего мальчика не подошли. Ну, видимо, не знакомы они с ней. Видимо, так.
Хватали своих подростков и, не глядя по сторонам, уводили с пляжа.
Все отдыхающие – а ведь выходные у неутоновших продолжались – шашлыки ели, музыка играла, дети лепили куличики, женщины смеялись. Собаки, велосипедисты. Только отошли за огороженную спасателями линию. Так вот, все кто продолжал отдыхать – отчаянно злословили. Шипели. Бросали косые взгляды. И осуждали. За все. За внешность. За то, что «даже не плачет». За пиво, конечно, за то, что «приперлась спустя 2 часа», за подругу, за то, что не бегает вокруг пруда, за то, что другая бы знала, где её сын время проводит.
И вот это был совершенно отдельный, самостоятельный ад.
Серьёзно.
Шум-гам, летний день, жара, водолазы разматывают трос, чуть в стороне сидит женщина, сына которой сейчас начнут искать на дне – и почему-то именно на нее направлен весь гнев.
И ни капли жалости. Ни капли. Ни слова поддержки.
Сила и мощь гнева случайных, совершенно не знакомых с этой женщиной людей – впечатлила меня невероятно.
А знаете кому еще досталось?
Я скажу.
Единственный, кто из компании школьников не уехал, был, как выяснилось, лучший друг пропавшего. Парнишка. Семнадцать или восемнадцать лет. Такой, кучерявый, нескладный, и кавказец .
Он сидел на берегу и рыдал. Плакал в голос.
Истерика началась после того, как отдыхавшие у пруда тётки в панамках, поговорив между собой и, конечно, все поняв, стали его вроде как стыдить : «ну, а ты куда смотрел!!??? Ну чего ж ты за товарищем-то не уследил? Ну видишь как получается-то? А? ты-то живой, а он где теперь? На дне ? да?»
Словно сцена из современного сериала. Или из телепрограммы, когда неталантливые сценарист с режиссером показывают отрицательных персонажей совсем уж отрицательными, совершенно «плоскими», без черт человеческих.
Кто эти тетки? Как они смеют? Почему им позволяют? А позволяют те, кто разделяет их мнение? Не разделяет? Им просто все равно? Кто это может остановить?
Мимо шла женщина с ребенком в коляске. Восточная женщина. Вот она и остановила.
Подошла к плачущему парню. Обняла его. Стала гладить по спине, по волосам, говорила ему 100 тысяч раз «ты не виноват ни в чем». Стала орать на собравшихся «а ну пошли вон отсюда!», стала кричать полицейскому «ты куда смотришь, а?», стала кричать врачам скорой «быстро дайте успокоительное, вам что тут еще трупы нужны?» И все как-то завертелось. И все послушались и спасатели, и врачи, и зеваки.
Собственно, вот.
До вечера искали тело. Публика продолжала обсуждать и осуждать «нерадивую мамашу», еще все говорили, про то, что нельзя пьяными купаться – это же всем понятно, и еще одной темой стала тема «понаехавших кавказцев - вон они всей толпой за своего-то кинулись». Вокруг парнишки и правда собрались и не уходили люди. «Свои».
Мама пропавшего мальчика сидела на берегу. Постепенно, видимо, осознавая , что же случилось. Сама.
Потом нашли тело. Мальчика вытащили.
Женщина кричала.
Доктор из скорой сделал ей укол. Потом она сидела рядом с телом, за которым должны были приехать из морга.
И она была одна.
Это несчастный случай. Просто несчастье с чужим мальчиком.
На красивом пруду у меня за домом не отдыхают бесчувственные злодеи. Там просто люди.
Никаких врагов–спасателей или грубиянов-врачей. Самые обычные тётки в панамках, никаких старушек-садисток, просто бабушки.
И ситуация эта -«не война». Мир случайных прохожих «не разрушен». Ничто не заставляет их быть жестокими. Просто они такие.
В чем же дело?
Уверена, есть грамотное психологическое объяснение. Что-нибудь из серии "этот случай так напугал всех расслабляющихся, что агрессия стала - естественной реакцией..."
И еще вопрос : Что же делать??? Со всеми нами???
Tags: про жизнь
Subscribe
promo tiina january 28, 2015 22:33 245
Buy for 80 tokens
СМОТРЕТЬ ТУТ 10 самых интересных мест, которые можно увидеть с помощью веб - камер
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →