tiina (tiina) wrote,
tiina
tiina

БЕСЦЕННЫЙ ОПЫТ СЕЛЬСКОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ



Замечательная заметка. От человека, виртуальной дружбой с которым искренне горжусь.

О меддауншифтинге.

"Не относитесь к жизни серьезно... Все равно, живым вам из нее не выбраться..."
Из "заметок отшельника"
БЕСЦЕННЫЙ ОПЫТ СЕЛЬСКОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ







Прокарабкавшись 30 лет по служебной лестнице столичной хирургии, и, получив в конце-концов «по морде», я решил плюнуть на все и поселиться в селе.

Прекрасная была затея! Свежий воздух, экологически чистые продукты, молоко «из под коровки» с запахом парного навоза. Вечерний чай на террасе. Идилия!!! Подальше от провонявшего выхлопами городского пейзажа с чахлыми кустиками у подъезда и алкашами-соседями, прокурившими лестничные клетки и зассавшими лифты.

Вперед, к речке, солнцу и свободе!

Тщательно подобранное место нового обитания порадовало отдаленностью от автомобильной магистрали, заливным лугом с одной стороны и огромным лесом с другой. Да и до прудика, где можно будет карасиков на зорьке ловить - рукой подать.
Ляпота!

Не прошло и недели, как зашел сосед. Познакомились, как водится, посидели за столом. И тут он полюбопытствовал
- А кем это мы работали в городе?
Не думая о последствиях, я взял да и выложил правду-матку – дескать, пропахал 30 лет хирургом, даже до профессора дослужился, и вот, решил отойти от дел, заняться мемуарами, развести цветочки-ягодки…


Где-то, на уровне «спинного мозга» я почувствовал, конечно, как мерзкий холодочек пробежал по спине. Точно такой же холодочек, который и раньше сопровождал все глупости, которые я успел натворить в жизни. Но в тот момент я не придал этому значения. А зря…

Через пару дней сосед зашел опять. Расположившись на скамье под яблоней, он поведал, как часто у него болит голова. Клятва Гиппократа в моей левой центральной извилине вздрогнула и зашевелилась...
И - понеслось!

Теперь, целый день я, сидя на скамье под злочастной яблоней с утра до ночи выслушивал рассказы обо всех хворях, свалившихся на три тысячи жителей села и их родственников, живых и давно умерших, начиная еще с Рюриковичей и заканчивая Януковичем. Почти каждое повествование сопровождалось иканием, плеванием и ритуальным сморканием ... ээээ... ну пусть... иногда и в платок, а чаще на мой «стерильный» участок и слезоистеканием из благодарных глаз. Кстати, яблонька возле этой «приемной» скамейки вскоре засохла.

Периодически жена разгоняла толпу страждущих, и мы немного могли отдохнуть. Как-то зашла старая фельдшерица («фелдшарша», как ее уважительно называли сельчане), и выругала меня «за попустительство». Потом порекомендовала купить ружье
- «Хоть пуганешь их, когда на голову попробуют сесть», - сказала она.
Я не поверил и только усмехнулся.
Но как же она была права!!!

Для меня же ежедневный прием по 20-25 человек оказался ненормированным рабочим днем. Но это были еще цветочки!

Отпуск у жены закончился и она, чмокнув меня на прощанье, укатила в город.

В полночь прибежали от соседей - женщине плохо.
Стосорокакилограмовая бабера, после того как ее муженек изрядно отпил из выкопанной из «схованки на огороде» 3-х литровой банки самогона и ушел к куме, картинно закатывала глазенки, хваталась за сердце и беспрерывно обещала немедленно умереть. На все мои вопросы она тупо отвечала
– Ой, лишенько! Пид грудями пече… Помираю…
Я честно пытался, что-то сделать, но тщетно. Единственное до чего я додумался – позвонил в «скорую».
Перепуганные родичи, увидев, что от меня толку мало, послали гонцов за «фелдшаршей». К 4-м часам она пришла. Сразу же обложила «хворую» 3-х этажной тирадой, провела «реанимацию» наложением одного мокрого полотенца на грудь, а вторым обмотала пациентке голову. Потом она сделала пару каких-то уколов...
И бабера затихла!!!
К шести утра приехала «скорая», вызванная мною еще в 2 часа ночи. Оказалось, что на ж/д переезде шлагбаум на ночь закрывают на замок, а «начальник переезда», как назло, напился, и спал беспробудным сном, но не в своей сторожке, а в канавке за огородом. Пока его нащли… Пока открыли замок…
Еще пара каких-то уколов. Успокоенная бабера подписала «отказ от госпитализации», скорая уехала, и она, окинув меня презрительным взглядом, повернулась ко мне необъятным своим исколотым задом и ...оп-ля! – звучно пернув, умиротворенно захрапела! Кризис миновал!!!
Я побрел домой. Сонный, злой и уставший…

Но ужас!!!
Я увидел, как выгнав коров в поле, возле моего дома собирается новая очередь
- «…все болит-ничего не помогает, а таблеток я не пью».
Я пробую беззащитно оправдаться, что устал, что хочу спать-есть-писать, толпа стихает, лица становятся жестче, и самый безбашенный вопрошает – «Нам что, теперь ВСЕМ домой иттить да помирать? Ну ты, профессор, даешь! Лечи, тебе говорят, по-хорошему....»

Хотя селяне и «не пьют таблеток», но запасы лекарств, которые я «на всякий случай» привез из города, кончились очень быстро, что вызвало крайнее неудовольствие населения
– Профессор называется! Пилюль для народа пожалел!!! Ителихент хренов! Еще к нам по нужде какой-нибудь придешь, попросишь… А мы тебя тоже пошлем… Как ты нас.
Следующей ночью потащили меня на роды, впрочем, они так и не начались

- Ну, съела я доктор что-то.

На ЧМТ (черепно-мозговую травму) - папаша «по-хорошему», табуретом по голове, объяснил сынку, что много пить нехорошо), на «живот», на обморок, на какую-то неведомую хрень. На то, что у коровы «живот раздуло».

И так почти каждую ночь.
Днем - прием. Ночью – вызовы.
Соседние села тоже ожили и забеспокоились –
А как же так? Они-то что, не люди?

- Доктор! Целый профессор!!! До-ооо-ктооооор, а ну, выдь на минуту, потолковать надо! Ишь, нежный какой! Все бы ему рыбку ловить, спать и жрать! Да мы ему этой рыбы Камаз привезем. Когда-нибудь. Потом… Тут народ, можно сказать, помирает, а он...

Через месяц жена получила в подарок не отца семейства с новым томом бессмертных произведений, а психопата и потенциального убийцу в одном флаконе. Моя мудрая супруга дала этому флакону проспать 27 часов подряд и увезла «сельского отшельника» в город, по пути отбиваясь от покушавшихся на мое тело. Тело млело рядом, выслушивая отборнейшую ругань из уст, еще вчера интеллигентнейшей жены, в адрес, на глазах выздоравливающих, селян.

Урбанизм форева! Мы купили, хотя и маленькую, но новую квартиру и, по-быстрому, съехали из старой, большой, в которой я прожил всю жизнь. В нашем новом доме никто не знает о том, что я - врач. Правда, некоторые, все-таки догадываются, но пока предпочитают вызывать «скорую».

Как-то я проезжал мимо села, откуда так позорно бежал…
«Фелдшарша» так и не ушла на пенсию, хотя ей уже почти 70 лет. Никак не могут найти другую. Сейчас, на ее хатынке вместо таблички – «ФАП» - здоровенная вывеска – «Амбулатория семейной медицины». Молодые врачи приезжают сюда каждую осень, но месяца через полтора-два бесследно исчезают. Никто не приживается.

Видимо, село какое-то, заколдованное.
"Отшельник" - (2014)
БЕСЦЕННЫЙ ОПЫТ СЕЛЬСКОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
первоисточник туточки - http://valkiriarf.livejournal.com/96344.html



.

Tags: про врачей, про жизнь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Финны, известные всему миру. Кто они?

    В каждой стране найдется, кем гордиться. Всегда есть хоть один соотечественник, который широко известен за пределами страны и о котором не стыдно…

  • Друзьям. Френдам. Всем блогерам уютненькой

    Нередко встречаю посты, что-то типа флешмоба, в которых предлагается назвать пять лучших журналов своей ф-ленты. Как можно назвать пять? Возможно,…

  • Дамы и господа

    Удалила не взаимных, вам не интересен мой журнал, тогда и мне ваш тоже Еще удалила тех, кто не желает пользоваться катом. Если кто попал под раздачу…

promo tiina january 28, 2015 22:33 245
Buy for 80 tokens
СМОТРЕТЬ ТУТ 10 самых интересных мест, которые можно увидеть с помощью веб - камер
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments