tiina (tiina) wrote,
tiina
tiina

18 марта 1965 года человек впервые вышел в открытый космос!



18 марта 1965 года советский космонавт Алексей Леонов впервые в мире вышел в открытый космос.
Он находился за бортом двухместного «Восхода-2» около 12 минут. Перед возвращением на корабль
космонавт снял с кронштейна киноаппарат, намотал на руку фал и вошел в шлюз. Для выхода в открытый космос
был создан специальный скафандр „Беркут“.
Тренировки Алексей Леонов проводил в самолете Ту-104, где был установлен макет корабля.



[Пять внештатных ситуаций, из которых выкрутились.... читать.]
Шли по краю смертельного слоя радиации
Нестыковки начались с первых моментов полета – космический корабль с Алексеем Леоновым и Павлом Беляевым на борту забросили на орбиту,
отдаленную от Земли на 495 км. Это случилось в результате технической ошибки - «Восток-2» должен был летать по орбите,
удаленной от Земли на 350 км. Из-за этой ошибки корабль рисковал застрять на орбите на 3 года, а запас жизнеобеспечения космонавтов
был рассчитан лишь на трое суток. Опасность для экипажа была и в том, что первый губительный для человека радиационный
слой находится на высоте 500 км. Экипажу «Востока-2» повезло – они шли всего на 5 км ниже, вдоль границы опасного слоя.
Если бы в этот момент на Солнце была сильная вспышка, смертельный слой «просел» и космонавты получили бы смертельную дозу радиации в 500 рентген.

Леонов мог не вернуться на борт
Во время предполетного инструктажа Леонову было дано указание: докладывать на Землю обо всех своих действиях в открытом космосе
и все внезапные трудности выносить на обсуждение специалистов. Но на деле этот строгий приказ пришлось не раз нарушить.
С Земли не было видно реальной ситуации, и советы из Центра управления полетом просто помешали бы космонавту работать.
Леонов прекрасно понимал, что в открытом космосе кроме него самого и его напарника Павла Беляева ему никто не сможет по-настоящему помочь.
Непосредственно перед выходом в космос скафандр надел не только Леонов, но и Павел Беляев, чтобы в случае неудачи помочь
напарнику вернуться в корабль.
Скафандр, в котором Алексей Ленов покинул борт «Восхода», не раз испытывали на Земле, но как поведет себя это устройство
в безвоздушном пространстве, не мог предполагать никто. Леонов должен был сфотографировать специальной фотокамерой,
укрепленной на скафандре, Землю из космоса, но понял, что не сможет это сделать – его пальцы не чувствовали перчаток.
Скафандр стал «раздуваться». У космонавта мелькнула мысль: как он будет входить в корабль? Ведь зазор между скафандром
и краями входного люка конструкторами был задан всего 2 см с каждого плеча, а в руках у Леонова была еще и кинокамера.
Времени советоваться с Землей не было. Не докладывая, Леонов сбросил давление в скафандре наполовину.
Это могло бы привести к закипанию азота в крови, но космонавт рассчитал, что он уже час дышит чистым кислородом,
и азот из крови был «вымыт». После сброса давления скафандр «сдулся», и Леонов поспешил зайти в шлюз,
сделав это не по правилам – головой вперед. Теперь, чтобы из шлюза войти в космический корабль, ему необходимо
было перевернуться на 180 градусов в тесном шлюзе, ширина которого была всего 1 м. Из-за физической перегрузки пульс
ускорился до 190 ударов в минуту, а тело перегрелось до такой степени, что космонавт был на грани теплового удара.
К тому же стекло шлема запотело, и ничего не было видно. Когда Леонов наконец смог протиснуться в корабль,
то первым делом открыл шлем, не закрыв внутренний люк и не проверив герметичность.

Избыток кислорода чуть не погубил корабль
После возвращения космонавта на борт корабля внезапно начало расти парциальное давление кислорода. От нормы 160 мм оно перешло
опасную отметку 460 мм (состояние гремучего газа) и достигло 920. Космонавты понимали, что малейшая искра могла привести
к страшному взрыву. Это была самая опасная и сложная ситуация в полете «Восход-2». Леонов и Беляев пытались бороться с
этим опасным фактором: снижали температуру до 10 градусов, понижали влажность. Экипажу приходилось бороться с кислородным
опьянением - космонавты буквально засыпали на ходу. Причину случившегося выяснили позже. Из-за того, что корабль долгое время
был ориентирован на Солнце, одна его сторона прогрелась до +150 градусов, а другая охладилась до -140.
Неизбежно возникла деформация и при закрытии люка осталась микроскопическая щель, из которой улетучивался кислород.
Умная система жизнеобеспечения корабля начала нагнетать его сверх меры. В конце концов повысившееся давление плотно придавило люк,
утечка кислорода прекратилась - прекратилось и его нагнетание. Только на Земле, после полета, разобрались: что это было.
А в космосе только время и счастливый случай помогли космонавтам выйти из опасной ситуации.

«Восход» сажали вручную
При подготовке к посадке отстреливалась шлюзовая камера, от чего датчики ориентации на Солнце покрылись пылью.
И когда космонавты включили систему автоматической ориентации перед посадкой, система просто не сработала. Топливо было на исходе,
и нужно было принимать решение: выключить автоматику и перейти на ручное управление кораблем. Ждать советов Центра управления
полетом не было времени – топливо расходовалось с каждой минутой, к тому же «Восход» вышел из зоны радиовидимости.
С Земли успели только дать команду сажать космический корабль, и в течение следующих четырех часов о судьбе корабля и
экипажа ничего не было известно.
«Восход-2» был рассчитан на автоматическую систему наведения и сконструирован так, что места пилотов находились посередине корабля,
и управлять судном в ручном режиме можно было лишь, глядя в боковое стекло. Чтобы сориентировать корабль, космонавтам пришлось
отстегнуться и поменять положение: Павел Беляев лег поперек корабля, Леонов его держал, давая ему указания для ориентации
корабля по направлению к Земле. Когда ручная ориентация была завершена, включили двигатель и срочно заняли места в кабине
и зафиксировались. Космонавты при ориентации спуска должны быть обязательно пристегнуты. Ведь при любом неловком движении
космический корабль мог сорваться во вращение.

Приземлились в глухой тайге
Есть версия, что корабль «Восток-2» сел в нерасчетном месте из-за разбалансировки корабля. Но Алексей Леонов говорит,
что сесть в тайге приняли решение сами космонавты. Возвращение на Землю в районе крупных городов могло привести к
катастрофе – там много промышленных предприятий и линий электропередач. «Восход-2» приземлился в глухой пермской тайге,
в сильный мороз. Просидеть в скафандрах пришлось больше суток, пока их не нашли спасатели.
А отправления домой ждали еще двое суток – готовили в тайге площадку для посадки вертолета. Чтобы отогреть замерзающих космонавтов,
построили сруб, с вертолета сбросили огромный котел. Развели костер и усадили отогреваться в котел с горячей водой Леонова и Беляева.
Когда посадочная площадка была готова, космонавтам пришлось совершить до нее лыжный марш-бросок.
А 23 марта первого человека, побывавшего в открытом космосе, уже встречали в Москве.
Советским космонавтам удалось опередить американцев - астронавт Эдвард Уайт шагнул за борт комического корабля 3 июня 1965 года.
Он находился в открытом космосе 22 минуты и удалился от корабля на 7,6 м.

Сегодня человек впервые вышел в открытый космос!
Tags: в этот день
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Финны, известные всему миру. Кто они?

    В каждой стране найдется, кем гордиться. Всегда есть хоть один соотечественник, который широко известен за пределами страны и о котором не стыдно…

  • Друзьям. Френдам. Всем блогерам уютненькой

    Нередко встречаю посты, что-то типа флешмоба, в которых предлагается назвать пять лучших журналов своей ф-ленты. Как можно назвать пять? Возможно,…

  • Дамы и господа

    Удалила не взаимных, вам не интересен мой журнал, тогда и мне ваш тоже Еще удалила тех, кто не желает пользоваться катом. Если кто попал под раздачу…

promo tiina january 28, 2015 22:33 245
Buy for 80 tokens
СМОТРЕТЬ ТУТ 10 самых интересных мест, которые можно увидеть с помощью веб - камер
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments