tiina (tiina) wrote,
tiina
tiina

Карелия

Рождение народа
В 6 в. от Рождества Христова на Карельском Перешейке появляются люди знакомые с земледелием и умеющие обрабатывать железо. Вероятно, это были торговцы мехами. Они пришли по р. Вуоксе и селились, в основном, по ее берегам. Вуокса в то время впадала в Ладожское озеро и Финский залив и позволяла на судах легко попадать из Балтийского моря в Ладожское озеро. В период с 6 по 8 вв. они создали несколько поселений в районе оз. Суванто (Суходольское), п-ва Суотниеми (около г. Приозерска) и Ряйсяля (п. Мельниково). Все поселения располагались на берегах Вуоксы. Данные археологии позволяют утверждать, что эти люди принадлежали к потоку переселенцев, который начался в Эстонии, прокатился через Финляндию и докатился до берегов Ладожского озера. Этнически они были наиболее близки к финскому народу Хямь.



Поселенцы застали на берегах Ладоги кочевавших Саамов (Лопарей). Они поселились среди них и установили с ними торговые связи. Поселенцы выменивали меха у саамов на изделия из железа и украшения, которые те не умели делать. Затем торговцы отправлялись с мехами в страны Балтии.
Эта волна поселенцев была немногочисленна. Их поселения редки. Практически нет их поселений в Северном Приладожье.
Карта поселений карел 5-8 вв. н. э.

В 9 в. ситуация меняется. Северного Приладожья достигла большая волна новых поселенцев. Археологические находки позволяют говорить о том, что эти поселенцы были выходцами из финского племени, которое обитало южнее Ладожского и Онежского озер. Другие потомки этого племени дали начало таким народам как весь и ижора. Поселенцы застали на северных берегах Ладоги кочевые племена саамов и редкие поселения западно-финских поселенцев. В период 10-12 вв. они смешались с ними и заселили территорию по северному берегу Ладожского озера от района современного г. Сортавала до южного берега оз. Суванто, и по р. Вуоксе от берегов Ладожского озера до Финского залива в районе г. Выборга. В этот период на этой территории происходит формирование новой народности со своими этническими чертами и своим языком. В нее органически вошли, кроме новых поселенцев, жившие здесь саамы и потомки переселенцев с запада.
Карта поселений карел 9-11 вв. н. э.

Первое упоминание о новом народе мы встречаем в сагах о походах шведских викингов. Викинги совершали дальние походы, как военные, так и торговые и в 9-10 вв. достигли и берегов Ладоги.
Во многих сагах мы встречаем упоминание о живущем здесь народе кирьяла. По словам саг, этот народ был богат, торговал с саамами, проникая для этого далеко на север и оказывал викингам достойное сопротивление. В «Саге о древних конунгах» говорится о конунге Иваре Видфамне, который даже погиб во время похода на кирьялов.
В «Саге о Хальвдане, сыне Эйстейна» рассказывается о битве викингов в Кирьяланботнаре, которая находилась на востоке от Старой Ладоги. В саге также рассказывается о Гриме, который жил в замке, и правил всей этой страной. В саге об Олафе Святом написанной Снорри Стурулсоном, говорится, что он посетил Финланд, Карьялаланд, Еистланд, Курланд и даже возвел там укрепления. Святой Олаф, король Норвегии жил в Новгороде в 1029 г. Хотя саги и не могут считаться достоверными историческими источниками, но упоминание в сагах карел и Карелии говорят о существовании связей между скандинавами и карелами и о военном и экономическом развитии Карелии в то время.


Землю кирьялов викинги называли Кирьялаланд или Кирьялаботн. Последнее название можно перевести как кирьялы живущие в конце заливов. Такие заливы, фиорды, есть только на северном побережье Ладожского озера. Сопоставив это название с археологическими находками в Северном Приладожье, которые говорят, что поселения местных жителей действительно располагались в концах длинных заливов, можно отожествить с ними народ кирьялов. Интересно, что известный ученый лингвист Д. В. Бубрих считает, что это слово происходит от балтийского слова «гирья», что означает горная страна, возвышенность. И действительно Северное Приладожье возвышается над окружающей ее плоской местностью.
Первое упоминание народа кирьялов в русских летописях мы встречаем в 1143 г. Русские называли их корела. Это название народа в русском языке существовало до 19 в., когда постепенно было вытеснено другим – карелы. Для избежания путаницы в дальнейшем мы будем использовать это слово.
Существуют и другие версии происхождения названия этого народа.
Наиболее старая версия производит название Карелия от «karja» - скот и от занятия карел скотоводством. Эта версия существует с 17 в.. Еще одним подтверждением этой версии является название «кабылицкая корела» встречающаяся в русских летописях.
В наше время Миккола обратил внимание на то, что суффикс –la в названии говорит о позднем происхождении его по сравнению с названиями других финских племен - Suomi, Häme, Vepsä, Vatja. Он предположил, что возможно ранее карел называли lappi. И смену названия он связывает с переходом карел от охоты к разведению скота.
Л. Кеттунен не изменяя предыдущего объяснения, добавляет, что название было привнесено финскими колонистами из западной Финляндии.
Карстен производит название от германского слова “harja”, означающее группа людей. От этого слова происходит название провинций в Швеции: härad.
Ниссила указывает, что слова карья в смысле группа людей было широко распространено. Суффикс же –la появился позже и указывает на позднее появление названия.
Т. Пекканен выводит слово karja или kaira от лапландского слова gaira – клин, шест.
Кроме того существуют еще курьезные объяснения происхождения слова. Это объяснение Бьорнера в 17 в., который выводил название от Кари сына Форньотра, короля Финляндии в саге о Фундине. Это версия Ойансуу о происхождении слова от «каро», что значит крепкий, твердый.
Заселив Северное Приладожье, карелы обнаружили удобный водный путь ведущий далеко на север. Этот путь начинался из Ладожского озера по р. Хийтоланйоки (Кокколанйоки), и, затем, по системе рек и озер позволял добраться до Ботнического залива в районе Оулу и Белого моря в районе Кеми. Торговцы мехами зимой устремлялись по этому пути в земли саамов. По всему этому пути возникли торговые поселения карел.
Карта поселений карел 12-14 вв. н. э.

Меха зимой поступали в Приладожье, а летом отправлялись дальше – в Новгород, Готланд и далее вплоть до Византии и Средней Азии. Об интенсивной торговле говорят нам множество найденных кладов серебряных монет. В основном, клады были спрятаны в 11-12 вв. Большие клады монет были найдены в окрестностях Выборга, Приозерска, Куркийоки. Большинство серебряных монет принадлежат германским княжествам, но есть и византийские и среднеазиатские.
К этому же времени относятся многочисленные находки свидетельствующие о присутствии карел на всем протяжении водного торгового пути, ведущего на север. Это, в основном, карельское оружие и карельские украшения.
Предметы, связанные с пребыванием карел находят по рекам Кемийоки, Оулуйоки, Иийоки, на побережье Кандалакшского залива и, даже, по р. Торнийоки. Вероятно, здесь были постоянные торговые селения карел. Орнамент на деревянных предметах из Аиттоперя и Пудасярви, в точности воспроизводит орнамент на берестяном кошельке найденном на п-ове Суотниеми в окрестностях Приозерска.
Саамов и корелу сближали не только торговые контакты, но и родственные связи. Вариант приладожско-карельской руны, рассказывающей о пребывании Лемминкяйнена в северорусском городе Коле, и саамская эпическая песня «Пяйве-пойка» («Парень из Пяйвелы») говорят о существовании саамско-карельских браков.
В подробностях восстановить торговый водный путь карел на север удалось благодаря сохранившемуся документу. В этом документе, записанном в 1556 г., описывается беседа фогта г. Турку с неким карелом Ноусиа Веняляйненом. Содержание беседы касалось торговых путей из г. Корела (Приозерск) по р. Кокколанйоки и далее к северным районам Ботнического залива, к г. Оулу. О том, что в XV — XVI вв. этот путь широко использовался карелами и в торговых, и в воен­ных целях, общеизвестно. Но Ноусиа о нем говорил как о хорошо знакомом с такой убедительностью и уверенностью, что возникает предположение об известности названного пути с давних времен.
Водные пути древних карел

бширная торговая деятельность карел вплоть до Ботнического залива находит свое отражение и в скандинавских сагах. Так в исландской «Саге о Эгиле» описан поход в Лапландию Торольфа Квелдулфссона воина короля Харальда Харфагера для сбора дани и его конфликт с карелами. Действие саги относится к 9 в. и может описывать реальный конфликт карел с квенами и норвежцами. Однако сага была записано Снорри Стурулсоном в 11 или 12 в., и возможно в ней описаны реальные события этого времени.
Закончилось противостояние карел и норвежцев на севере, подписанием в 1326 г. договора, который разделил новгородские (в состав которого в то время уже входили и карелы) и норвежские земли, поставив тем самым заслон перед новгородцами. Но обе стороны сохраняли за собой право на сбор дани с саамов. Один из пунктов договора обязывал новгородцев возвратить захваченные у норвежцев земли.
О присутствии карел вплоть до р. Торнионйоки, говорит нам и топонимика этих мест.
Карельские поселения на побережье Ботнического залива существовали до 14 в.. Отсюда карельские суда плавали в Швецию и Германию. Передвижение карельских судов по Ботническому заливу было запрещено шведским королем в 1365 г.
Из скандинавских саг известно о существовании на побережье Белого моря народа биармов. Скандинавские торговцы отправлялись к биармам за мехами. По современным представлениям биармы жили на побережье Кандалакшского залива и в устье Северной Двины. Вероятно, это название стало собирательным для нескольких финно-угорских народов занимавших эту территорию. Биармы Кандалакшского залива – это древние карелы, биармы юга Белого моря – это весь, а биармы Северной Двины – это чудь заволочская и коми зыряне. Вероятно, в эпоху викингов этнические различия этих народов были минимальными.


В своей торговле мехами карелы, в основном, ориентировались на Новгород. Суровые условия земледелия не всегда могли обеспечить карел зерном. Зерно также ввозилось из Новгорода, особенно в неурожайные годы. Торговые связи с Новгородом быстро переросли в культурные и политические. Карелы переняли у новгородцев приемы обработки железа и производства керамики. Характерный растительный узор, ставший визитной карточкой карельских украшений, также пришел из Новгорода.
Еще в 9-10 вв., для защиты от нападений викингов, карелы создают на береговых скалах мощную систему укреплений.
Карельские крепости на холмах образуют уникальную и мощную оборонительную систему. Аппельгрен приводит 360 названий со словом «крепость» относящихся к скалам, островам, горам. Но вероятно большинство из них не является в действительности крепостями. В Приладожье насчитывается около 40 достоверных крепостей.
Древние крепости в Приладожье чаще всего располагаются на побережье или в устье рек. Не всегда это действительно холм или гора, но всегда труднодоступное место. В трех случаях они расположены на островах. Более половины крепостей расположены на возвышенностях превышающих 30 м., а городище Паасо и Микисало в Импилахти превышают 70 м.
Крепости окружались каменными валами, часто двойными и тройными. Камни складывались насухо. Иногда каменные валы сверху засыпались землей. Во многих крепостях имеются в валах проходы. В крепостях найдены также остатки домов, очагов, костров. При раскопках крепостей найдено много предметов. Особенно много найдено при раскопках в Приозерске, Лопотти, Хяменлахти, Тиверске, Паасо.
Оборона строилась следующим образом. Удаленные крепости служили для наблюдения и сбора войск. Для той же цели служили и возвышенности, с которых могли подаваться сигналы. В Карелии есть много возвышенностей с названиями указывающим на это (Vahtimäki, Kokkomäki, Palomäki, Kellomäki). И, наконец, крепости расположенные непосредственно в поселениях служили для укрытия женщин, детей, скота и имущества во время серьезного нападения.


Несомненно, что для строительства такого большого количества крепостей, возведения валов и просто для того, чтобы держать такое большое количество постоянных наблюдателей в крепостях, надо было иметь развитую социальную структуру и большое богатство. Таавитсайнен объясняет это тем, что карелы в то время вели значительную меховую торговлю и за сезон собирали большое количество мехов, которые представляли значительную ценность и нуждались в охране. Он предполагает, что эти меха и хранились в этих многочисленных крепостях, и возможно в них же и осуществлялся торг.
Европеус полагал, что крепости строились для обороны против набегов скандинавских викингов, которые проникали в Ладогу по Неве. После же того, как Нева и южное побережье Ладоги стали контролироваться Новгородом, с которым у карел были торговые отношения, нужда в оборонительных крепостях на побережье отпала.
Кочкуркина полагает, что крепости строились для обороны от шведов, а Сакса и Тюленев добавляют сюда и Хямь.
Крепости древних карел

К началу 12 в. среди карел выделяется правящая элита. Прекращение походов викингов к этому времени не означали прекращения торговли. Экономику определяли различные факторы: земледелие, охота и добыча мехов, торговля. Основу богатства правящей элиты давала меховая торговля.
Богатые захоронения найденные в Саккола, Ряйселя, Каукола и Суотниеми говорят о быстром росте богатства на протяжении нескольких поколений. Эти захоронения представляют из себя сруб, в котором помещался один или чаще несколько умерших с большим количеством ценных вещей. Затем сруб засыпался землей и получался курган. Такие захоронения получили названия «дома мертвых».

Оружие карел Карельские украшения Одежда карел

Торговые связи с Новгородом постепенно перерастают в военный союз. Летописи часто упоминают о совместных боевых действиях карел и новгородцев. Так в 1187 г. карелы с новгородцами совершили поход на столицу Швеции Сигтуну. Город разграбили и сожгли. Захваченные в походе городские ворота до сих пор украшают новгородский Софийский собор. В 1198 г. карелы с новгородцами захватили опорный пункт Швеции в Финляндии г. Або. Город был разграблен. В качестве добычи был захвачен церковный налог со всей Финляндии за 5 лет, который готовили к отправке в Рим.
От новгородцев проникает к язычникам карелам и христианская вера. Вероятно карельская знать принимает христианство уже в 12 в., о чем говорит изменение похоронного обряда с языческого на христианский. Христианские захоронения начинают появляться с 12 в. и к концу 13 в. вытесняют остальные. К 12 в. относятся и появление характерных новгородских намогильных каменных крестов.
В 1226 – 1227 гг. новгородский князь Ярослав Всеволодович, совместно с карелами совершил поход в земли хямь. Знаменит этот поход не столько военными успехами, сколько тем, что закончился он массовым крещение карел «...того же лета князь Ярослав Всеволодович, послав, крести множество корел, мало не все люди…». Вероятно, карелы этим актом решили окончательно связать свои судьбы с новгородцами и подкрепить военный союз – духовным. Х. Киркинен подчеркивает, что этот акт был не крестовым походом, а решительно проведенной миссионерской работой.



Вероятно в 13 в. в Карелии начинают возникать и православные монастыри. В это же время получают распространение подвески в виде православных крестов, а несколько позже и шейные иконы. О раннем проникновении православия в Карелию и даже в Финляндию можно судить по тому, что многие финские христианские термины происходят из русского языка. Это например слова risti – крест, pappi – священник.
О православии говорят и карельские топонимы. Часто встречающееся название «Риеккала», происходит от карельского слова «крейкала», то есть место, где жил греческий монах. И действительно, на о. Риеккала в г. Сортавала была одна из древнейших церквей в Приладожье, а в заливе Риекала в районе п. Куркийоки была старейшая в районе часовня. Интересно, что финский историк Т. Швиндт еще в XIX в. использует слово «риекалайнен» как синоним «православный».
Карелы активно участвовали в политической жизни Новгорода. Об этом говорят летописи, в которых упоминаются выборные от карел такие, как Валит Корелянин и Иван Федорович Валит. Вообще слово «валит» означает «выборный». Возможно, что в дальнейшем такие выборные получили фамилию Валит. В Новгороде постоянно проживали представители карел. Об этом можно судить по находкам берестяных грамот. В них упоминаются карельские слова, названия мест и имена карел. 11 из них названы карельскими. Большинство из них найдено на «неревском конце» Новгорода на территории одной усадьбы на пересечении улиц Великой и Кузьмодемьянской. Самая старая из них (№590) относится к 1182-1212 гг. по одним исследованиям, или к 1065-1085 гг. по другим. Она содержит надпись: «Литва встала на Корелу» (Гайдуков 1992, 81). Другая грамота (№292) интересна тем, что в ней при помощи кириллицы записаны слова на карельском языке, это было нечто вроде карело-русского разговорника для купца. Грамоты (№130 и 248) содержат названия карельских деревень: Кюлолакша, Кирьяжский погост, Лайдикола, Курола, Сандалакша, Мундалакша.
Берестяные грамоты

Активное участие карел в Новгородских делах выразилось в участие в выступлении новгородцев против своего князя Ярослава в 1270 г.: «поднялась вся власть новгородская: псковичи, ладожане, корела, ижора, водь». Другое участие в антикняжеской партии против князя Дмитрия окончилось для карел карательной экспедицией князя в 1278 г.
Судя по всему, не позднее 12 в., Карелия вошла в состав новгородских земель. Однако при этом за Карелией по-прежнему признавалась известная автономность. Об этом можно судить по тексту торговых договоров между Новгородом, Ганзой и Готландом от 1262-1263 гг. в которых Новгород не гарантирует безопасность купцов на территории Карелии. Правда существует мнение, что Новгородцы лукавили, не желая поощрять проникновение готландских и немецких купцов в Карелию, и пугали их опасностями.
Источник
Tags: #История, #Карелия
Subscribe
promo tiina january 28, 2015 22:33 245
Buy for 80 tokens
СМОТРЕТЬ ТУТ 10 самых интересных мест, которые можно увидеть с помощью веб - камер
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments